Алеся Петровна (eprst2000) wrote,
Алеся Петровна
eprst2000

Categories:

Вожаг и кровавый велосипед

Вот только что все же было нормально. Я сидела, работала, ковырялась в ноутбуке, отвечала на звонки. Мама подошла и за одну секунду вышибла мозги. Клинт Иствуд со своим Самым Большим Револьвером просто тихо бьется в уголке по сравнению с ней.

Если бы Арнольд Шварцнейгер разговаривал с моей мамой о ремонте в ее квартире, то он бы трусливо бежал, запинаясь о Сталоне и обгоняя Брюса Вылеса.

Мама умеет задать самый неподходящий вопрос в самое неподходящее время. Например, когда у меня самый разгар съемочной смены, когда я бегу из одного угла площадки в другой, то мама звонит и говорит: «Нет, ты мне срочно скажи, нет, мне надо знать сейчас, нет, СЕЙЧАС, ты слышишь меня? Так вот. Назови мне логин своего компьютера для водосчетчиков». А у меня вокруг сто человек группы, одновременно десять человек задают разные вопросы, начинают при этом со слов «Нет, ты мне срочно скажи!», а тут еще мама… И я вообще не понимаю, о чем она меня спрашивает? Какой логин? От какого компьютера? Кто водосчетчики? Зачем они ей нужны вдруг в одиннадцать часов вечера? Я в полной запарке и весь этот вопрос звучит как абсурд, как если бы она спросила: «Срочно мне назови крокодила твоей фиалки для качелей».

Оказывается. Она установила в квартире водосчетчики. И ей выдали такую бумагу, на которой написано, что показания водосчетчиков можно отправлять по интернету, а не бегать с квитанциями. И активизировать эту услугу можно только в течение суток после получения документов. Она это сделала утром, а потом забыла. И в одиннадцать часов вспомнила. Позвонила сначала тете Наташе, которая знакома с Интернетом. И тут у них возник вопрос: какой у меня логин компьютера? Понимаете? Я говорю: «Мама. У компьютера не бывает логина». Она говорит: «Ты знаешь…» И начинает рассказывать, как ходила сегодня, там была очередь, замерзла, ей дали эту бумагу и теперь надо срочно… Cтою посреди площадки, а вокруг смыкаются плотным кольцом люди, которые готовы выдавить мне глаза, если не отвечу им срочно, просто срочно.

Один раз нам надо было снимать волков. Для съемок общего плана, чтобы не гонять зря гордых животных, вместо волков бегали собаки хаски. Волков использовали только для крупных планов звериных морд. Мы приехали перед съемками заранее посмотреть на хасок. Проверить, как они похожи на волков. А там просторный вольер и ужасно славные собаки. Бегают, завернув хвосты бубликами на спине так, что видно розовые жопки-копилки.
В стае была самая главная собака хаска. Ее звали Тузик. Он лежал на будке и на всех смотрел. Тузик был весь белый. Белый-белый, без единого пятна, с голубыми глазами и в пышных меховых трусах. Хозяева нам сразу сказали, что если мы хотим волков, то хасок надо гримировать. Потому что у них лица светлые, а у волков серые. И гримировать хасок можно только кофе, никакой другой грим на этой шерсти не сидит.

Прошло несколько дней, идет съемка. Я говорю в рацию администраторам: «Срочно собак на площадку!»
И вижу, как их всех ведут. А они идут такие, ужасно гордые. Ну, потому что понимают же, что их сюда как волков привели. Страшно вам всем, да? А впереди самый белый хаска Тузик – весь перемазанный кофе, в меховых трусах. И вот он идет, дышит, вывалив язык. А я смотрю и говорю: «Вожаг».
Такой страшный весь, дико опасный волк. Весь перемазался кофе и пришел сниматься в кино.

Моя мама – она тоже вожаг. Как бы перемажется вся кофе и ходит по квартире. Она всю жизнь работала начальницей. Поэтому когда мама приходит в любое помещение, то сразу ложится на будку.

Мы купили ей квартиру, но жить там без ремонта невозможно. Поэтому пока вместе. В одном вольере. И она все круче и круче заворачивает мне тут хвост бубликом. 
Мама очень любит помакать сосисочки. В кетчуп, например, или в другой соус. Я сижу на кухне вечером. Заходит мама. И по ней сразу видно, что она перемазалась вся кофе и пришла макать. В кетчуп что-нибудь помакает, потом в горчичку или в майонез может макнуть. Я ей говорю: «Мама. Не ешь на ночь».
А она как бы перемажется вся кофе и макает. Попробуй сделать замечание.

Мы с ней обе иногда представляем собой композиционную группу «Фонтан вражды народов».
Я ей говорю: «Давай сделаем так». Она говорит: «Это дорого». Я говорю: «Зато качественно и хорошо». Она говорит: «Нет. Ты много работаешь, мне тебя жалко».
И тут наступает этот самый подлый момент. Потому что мало того, что я много работаю, но еще должна успокаивать маму и просить ее не переживать по этому поводу. Во-первых, на это нет времени и никакого желания. Во-вторых, я же стараюсь для тебя, чего ты отказываешься? Мы же не чужие люди, наоборот, самые родные. О ком мне еще так заботиться? Кому еще хотеть самого лучшего?

Когда строители называют цены, то у меня рука тянется к пистолету. И непонятно, кого хочется пристрелить. То ли себя, то ли их. И мама еще рядом стоит и очень-очень глубоко вздыхает. Я даже не умею в голове такие цифры складывать, какие они называют. И мама вздыхает. А они говорят цифры. А мама вздыхает еще громче. И она этими своими вздохами накачивает меня, как насос. И начинает казаться, что сейчас уже лопну.
Мама иногда ведет себя так, что я думаю: "Ну все!!! Поставлю ей на бетонный пол кровать и варочную плитку. Пусть сидит там и макает что хочет и куда хочет".

Она говорит: «Давай экономить». Я говорю: «Давай».
У нее в этот момент такое страдание на лице, сразу понятно, что надо уговаривать. Но я думаю, что не буду уговаривать больше, сколько можно.
Говорю: «Да. Давай экономить на коте Мите. Будем его кормить через день. Он все равно жирный. И будем кормить только хлебом. Вчерашним. А еще лучше, давай его продадим! И выручим за это деньги! Я покупала Митю котенком, сейчас он большой, красивый, будем брать за кило веса кота. На эти деньги мы поставим откосы на окна. Потом будешь гостям показывать: «Видите, какие у нас откосы? Это мы поставили благодаря коту. А вот плитка на полу – это мы продали почку Алеси. Посмотрите, какой шрам. Это мы отрезали пол-печени, зато поставили хороший унитаз».

Она говорит: «Хватит шутить! Я серьезно».

Кот Митя в этот момент лежит на шкафу. И глядит вниз на нас. Кот Митя, несмотря на то, что белый и мягкий, он - кровавый велосипед. Кровавый велосипед – это когда кот упирается меховой головой в ладонь и пытается зубами покусать вогнутую ее часть. Он обхватывает лапами руку, прижимается и начинает буксовать задними ногами так, как если бы быстро-быстро крутил педалями. И кусаться у него не выходит, и царапаться он не умеет, и страшным быть не получается. И все вместе это называется кровавый велосипед.

Кот Митя иногда нет-нет, да и покажет кровавый велосипед. Потом мама зайдет на кухню помакать что-нибудь. Как бы перемажется вся кофе и ходит. Митя лежит на шкафу и источает великолепие. Потому что он на самом деле кот, созданный для поцелуев, и на таких котах нельзя экономить, их можно только целовать. А мама лежит на будке и источает необходимость макать. И все вместе это – мой любимый дом.

PS Ко мне сейчас подошел вожаг и протянул мороженко. 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 277 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →