September 6th, 2006

(no subject)

У меня сегодня был третий урок вождения.
Вчера шла по улице, вижу – знак «кирпич». Ну, думаю, и ладно… Нельзя так нельзя. И пошла в обход. А потом иду и соображаю: вот дура-то! я же не на машине...
Прихожу на работу, а костюмеры притащили швейную машинку, чтобы сразу по актерам костюмы на примерке подгонять. Говорю: «Ой, дайте мне хоть одну строчку сделать, давно ничего не шила». Сажусь за швейную машинку, а она с педальками… Мягко выжимаю педаль, смотрю налево, потом направо. Как учил инструктор!..
Ну и Пашу сегодня в офисе обгонять справа не стала. Он шел по коридору с чаем. Все правильно: справа обгон запрещен.

(no subject)

Сегодня ночью кот Федр обнаружил корень валерьяны в таблетках и, войдя в состояние наркотического опьянения, кинулся на меня и исполосовал руку в кровь.

Но это еще чтооо… Вот у меня раньше собака была. Пудель. Это я сейчас понимаю, что Вэл был гомосексуалистом. Он обращал внимание исключительно на мужчин-пуделей. Иногда даже на овчарок-мужчин. За это его постоянно кусали и никогда с ним не играли. Все ж таки гомофобия присуща всем мужчинам, даже если они собаки.

Но это еще чтооо… Вот одной моей знакомой подарили на день рождения тарантула. Типа зверушка… Приходишь домой, а она тебя встречает… Так вот знакомая неделю спала за закрытой дверью и подкладывала покрывало, чтобы подарок не пролез ночью и не убил ее. Наконец, она не выдержала, вызвала специалистов, чтобы коробку с тарантулом увезли в зоомагазин. Сама ехала в отдельной машине. Так в магазине от нее потребовали принести справку от ветеринара, что тарантул физически здоров.

Но это еще чтооо… Вот у меня есть тетя Галя, родная и единственная сестра моей мамы. Тетя Галя замужем за дядей Борей. У них дома так чисто, что разуться хочется еще перед подъездом. Они тщательно сортируют знакомых, не все бывают у них дома. Отбор проводится в самое первое посещение. У тети Гали и дяди Бори стоит в прихожей шкаф с зеркалом. И стоит он в аккурат на коврике, где люди разуваются. И вот если какой-нибудь знакомый, разуваясь, начинает прижимать потную немытую ладонь к зеркальной поверхности, то он больше в этот дом никогда не придет. Потому что дядю Борю просто перекашивает, когда он видит жирный отпечаток ладони на зеркале, которое он, между прочим, протирает каждое утро перед уходом на работу. А тетя Галя всегда убирает по утрам пыль, которая накопилась за ночь на предметах мебели.
И вот эти милые чистоплюи решили завести себе песика. Естественно, что песик должен был отвечать всем нормам санитарии. Чтобы шерсть не разбрасывал, не издавал запах псины и не царапал острыми когтями циклеванный паркет. А тут как раз у знакомых тети Гали и дяди Бори родились маленькие фокстерьеры.
У тети Гали есть одна особенность. Она восторгается всегда в десять раз больше, чем этого требует ситуация или предмет. И когда она восторгается, то говорит: «Так красыво! Ой, ну тааак красыыыво!» В сочетании с оттопыренными ушами (тетя Галя крайне ушаста) это звучало и выглядело потрясающе!
«Он такой красывый! Это так красыво!», - рассказывала тетя Галя о своей собачке. Фокстерьера назвали Кешей. Он был бел, в рыжее и черное пятно. Песик в первый же вечер был намылен, прошоркан и выполощен. В нем сразу читалась гордая осанка хозяина. Кеша ел мясо (грудинка на кости), пил молоко (натуральное с рынка) и параллельно употреблял в пищу диван. Примерно в полгода Кеша раздался в груди и одновременно в жопе. Тетя Гали и дядя Боря не переживали, что песик потерял фигуру, потому что питание прежде всего. Постепенно знакомые, которых то и дело звали на смотрины Иннокентия, стали называть Кешу Кешаком.
У него было просто удивительное строение головы. Миниатюрный череп с массивной пастью. При этом череп совершенно однозначно был предназначен не для мозга, а чтобы держать глаза. Глаза у Кешака были удивительными, просто удивительными. Совершенно косыми, расположенными под углом почти 90. Я любовалась его головой. Крохотная черепушка, зубастая хлеборезка и косые глаза. Просто удивительно. Сидит и смотрит на тебя. И ты понимаешь, что находишься у него по мушке ровно в точке, где 90 градусов сходятся.
Он был очень гостеприимным. Приходишь, а он прыгает. Кабачок и кабачок. Милый напушенный песик. Можно сидеть, разговаривать сколько угодно, пить чай. Но когда собираешься уходить, то нельзя говорить об этом вслух. Кешак сек это моментально и прижимал массивным кабачком дверь. Навалится на дверь и сидит. И не выпустит ни за что. Держит тебя на точке соединения 90 градусов и даже не рычит. Просто ты понимаешь, что не выйдешь и все.
Он удивительно сторожил квартиру. Дом, в котором живут тетя Галя и дядя Боря старый, сталинский. И там до сих пор у квартир огромные двери со сквозными замками. И каждый вечер Кешак опирал лапы на дверь и косым глазом следил в замочную скважину, кто там ходит. Посмотрит одним глазом, потом посмотрит другим. А в это время в комнате сидят гости, которые уже вообще-то домой хотят, потому что завтра рано вставать. Но дядя Боря придумал хитрую штуку. Он говорил: «Кешечка, пойдем погуляем». Надевал поводок и уводил в комнату. Теперь гости должны были четко среагировать на команду «БЕГИТЕ!!!»
Кеша очень не любил закрытые двери. Поэтому гости ходили в туалет при открытых. Он сядет и сидит. Смотрит на тебя, ты у него как всегда на точке соединения 90 градусов. Сидишь, писиишь. Заодно и покакаешь.
Один раз я пришла к тете Гале за картошкой. Она наложила сумку и глазом мигает, мол, не прощайся со мной. А я с дуру возьми да и скажи: «Ну ладно… Позвоню вам вечером». Кешак подходит ко мне и начинает прыгать, при том звонко клацает челюстью, будто хочет обстрич вокруг меня воздух. Тетя Галя хватает Кешу на поводок, привязывает к кровати в спальне и кричит: «БЕГИ!!!» И я уже с улицы слышу, что Кешак тащит по циклеванному паркету двуспальную кровать. Она встала углом и дальше не пролезла. Так он сидел с кроватью весь день, пока не пришел дядя Боря. Тетя Галя, на всякий случай, сидела на кухне.
Дядя Боря работает на заводе и встает поэтому в пять утра. Смена-то рано начинается. А тетя Галя работает в приличной компании бухгалтером, у них рабочий день с десяти. Но она раньше всех на работу приходила. Часов в шесть. Потому что одной-то не выйти. Был четкий алгоритм, как уйти из дома. Все рассчитано до сантиметров. Дядя Боря уводил Кешу в комнату, тетя Галя в это время (пока Кеша идет спиной в комнату и не видит), шла к двери. Дядя Боря быстро закрывал дверь (звук закрывания комнатной двери должен был совпасть со звуком открывания входной двери) и бежал. Одевались они уже на площадке.
А один раз к ним пришли проверять счетчик работницы ЖЭКа. Дом-то старый, счетчики в квартире стоят. Тетя Галя им честно говорит: «У нас песик». А они ей: «Открывайте! Знаем мы ваших песиков!!! Счетчик небось в обратку крутите вот и пускать не хотите». Дядя Боря нашел их троих когда пришел с работы. Работницы ЖЭКа и тетя Галя стояли на диване, прижавшись к стене, с поднятыми вверх руками. Кешак сидел подле и сек ситуацию.
Когда Кешака выводили гулять, то прежде тетя Галя высовывалась в подъезд и спрашивала: «Есть кто?» Ну, дом-то старый… Всего три этажа.
Когда тетя Галя и дядя Боря все таки уходили на работу, то Кешак разбегался по коридору и бился в дверь. БЫМ, бым, бым…
Когда Кеша начал охотиться на шапки, тетя Галя и дядя Боря нашли охотника. Он пришел и забрал Кешу. Увез в свое хозяйство. Дядя Боря закрыл тетю Галю в комнату, в которую когда-то запирали Кешака. Она рыдала, пока его уводили из квартиры. В первый же день Кешак передушил всех кур в хозяйстве охотника. Жена охотника не выходила из дома трое суток. Во дворе жил Кешак. Тогда охотник стал забирать его с собой на работу. Он работал трактористом, а Кешак весь день сидел рядом.
А потом Кеша выскочил на улицу со двора и его сбила машина.
Охотник рассказывал, что когда Кеша выпрыгивал из трактора погулять, то он носился по полю, размахивая ушами. Хлеборезка открыта, косые глаза блестят и по нему видно, что он улыбается, даже смеется. Кеша выбирал самый пахучий цветок на поле и нюхал его. Потом сделает круг, опять найдет цветочек и снова нюхает. Это было его любимое занятие. Я думаю, что в душе он был бабочкой.