September 9th, 2008

(no subject)

Сейчас почти шесть утра и вы, наверное, все спите и даже не представляете, что происходит за окном. Вся ночь была тихая и теплая, обещала еще один жаркий осенний день. Такой жаркий, после которого кажется, что уже никогда не будет холодно, это просто невозможно. Осенний воздух со специями, сухой и душный – вот чем мы будем дышать еще долго-долго, может быть, всегда. А пока по ночным улицам ездили поливальные машины и обдавали припаркованные авто такой обильной струей с поднятой грязью, что водитель, который накануне помыл машину, предварительно послушав прогноз погоды («будет дождь – нет смысла мыть» - вот как думал он), завидев это, наверняка бы догнал поливальную машину и дал в репу ее владельцу. Ближе к четырем утра дома ушли в туман. И вот примерно в пять начали качаться шторы, воздух потянуло из комнаты и вытянуло его так быстро, будто кто-то хотел оставить меня без кислорода. А потом хлопнула форточка, тут же резко распахнулась и уже другой воздух влетел. И начал гоняться по комнате, будто искал кого-то, чтобы залезть в нос, в рот и горло сразу и задушить. Но комната была темная, никого не видно. А потом в стекло ударили мокрые пули, тысячи пуль во все окна. Они били с такой силой, что даже не стекали, а отлетали.

Так у нас сегодня упал дождь с ветром. Я даже успела испугаться, что это один из ураганов, которые сейчас гуляют по Америке и Кубе. Какой-нибудь, ураган Айк, предвестник гуманитарной помощи, сменил свой курс и вот он здесь – северо-западный округ, г. Москва, здрассьте. Если бы в России часто случались разрушительные ураганы, то мы бы им тоже присваивали человеческие имена и названия. У них, например, Катрина, а у нас Любовь Андреевна. По силе разрушения Любовь Андреевна не была бы столь жестока, как ее иностранная коллега, но тоже нервы-то потрепала. Вот, например, судя по количеству шагов и географии перемещения, мои сосед сверху не только сходил покурить, но и забежал в туалет. По-моему, у нас тут сегодня была небольшая Любовь Андреевна. Даже, может быть, укороченная версия Анатолия Михалыча.

Всем спокойной ночи или доброго утра! Каждому свое.