November 7th, 2008

(no subject)

Мало того, что я слушала, как соседи сверху тренировались делать ребенка, так они его еще потом в этот же дом и принесли. И купили ему, наверное, мясоразделочный столик. И каждый вечер отрезают у него по кусочку. Потому что иначе бы он так не орал. Один раз я столкнулась с ним в лифте. Он ехал у мамы на руках, развесив щеки по бокам, и немного пускал слюну. Судя по цвету одеяла, он был мальчиком. Поскольку дети не умеют сказать, то владеют тем самым шестым чувством, которым обычно обладают животные. Например, собаки чувствуют, что хозяин зашел в подъезд. Думаю, что ребенок меня почуял и узнал своего самого верного слушателя. Я подмигнула и мысленно сказала, чтобы он больше не орал, паразит. Он мысленно поссал на меня и сказал, что срать. Но недавно я с ним подружилась очень крепко. Он оказался отличным сообразительным парнем. Потому что теперь орет ночью только тогда, когда его родители тренируются сделать еще одного пацана. Или девчонку. А чувачок на мясоразделочном столике вообще не хочет никакой конкуренции и сообщает об этом всегда открыто в самый ответственный момент.
Прекрасное дитя! Думаю, я войду с ним в коалицию и тоже буду орать. Надо как-то остановить это повышение рождаемости этажом выше.