November 21st, 2008

Котлета

Сначала я подумала, чтобы они постучали себе по голове. Время четыре часа утра, а соседи забегали так, будто все вместе проспали на работу. Захлопали разом все двери, поехали лифты, побежала вода по трубам. Что ж, думаю, за день-то такой. Я сбежала из больницы и лежала с квадратной головой.

А потом слышу… капает. Сначала так кап-кап, а потом кап-кап-кап-кап-кап… И где-то уже совсем близко капает, и где-то совсем уже рядом, где-то уже вот-вот недалеко. А потом бац – вырубился свет. Как бы я о себе хорошо не думала, но оказывается, что все ж таки отношусь к тому большинству граждан, у которых пока не закапает – они не побегут. Высовываюсь на лестничную площадку в своей фирменной пижаме в утках и встречаю соседа с тазиком, который в квартире разводит океан. Вернее, океан развели соседи с двадцатого этажа, а мой сосед на семнадцатом как-то неосознанно вступил в ряды покорителя волн. К его неожиданному хобби в четыре утра примкнули этажи выше и ниже. Я оказалась немножко с другой стороны стихии, потому что у меня бежало только из розетки. Вообще-то в этой розетке почти вся жизнь, потому что с помощью нее я получаю интернет, телевизор, НТВ+, dvd и playstation. И лишить меня этой розетки может только глупец, который не ценит свою жизнь совсем.

Я поехала на двадцатый этаж в пижаме в утках убивать.

Я приехала туда быстро в пижаме в утках и обнаружила, что знатные океанологи на двадцатом уже закрылись и сидят там тихо, изредка хлюпая тазиками. Мои утки встали дыбом.

Я вернулась на свой семнадцатый вся во вздыбленых утках и сообразила, что сейчас, наверное, как порядочная гражданка, должна переживать за свой ремонт, а не сверкать тут фауной на пижаме перед всем домом. Я пошла срочно переживать за свой ремонт, хотя на самом деле мне на него наплевать. Он прекрасен и полностью готов, но честно говоря, этих ремонтов будет у меня еще сто в жизни и за каждый переживать не напасешься уток.
Поэтому я подставила тазик под розетку, сделала пару кругов по квартире, собралась заплакать, но потом передумала, потому что да ну вот еще, захотела чаю, вспомнила, что электричества нет, собралась позвонить товарищу, но на мобильном телефоне кончились деньги, а городской работает от электричества, поэтому я легла и лежу.

И думаю.

Во-первых, хорошо, что я сбежала из больницы. Кстати, если вас привезли в четвертую градскую больницу города Москвы на скорой, то упирайтесь руками и ногами в двери машины и ни-за-што не выходите, даже если выталкивают в спину. Если бы я не сбежала из больницы, то кто бы сейчас подставил тазик под розетку?

Во-вторых, наконец-то я увидела своих соседей. Их столько не встретишь нигде. Обычно люди не открывают двери. Один раз я искала, в какой квартире делают ремонт с семи утра до одиннадцати вечера и никто не открыл. У меня было ощущение, что я живу в этом доме одна.

В-третьих, я качественно засветила своих уток и теперь все знают, что я крутая девчонка.

В-четвертых, мне делал операцию студент из Индии, который ни бельмеса не понимает по-русски. Я не сразу поняла, что он реагирует не на смысл слов, а на интонацию и явную эмоцию. Например, он резал и спрашивал: «Как?». Я ему спокойно говорила: «Мне больно». Он продолжал делать больно и улыбался. Когда я ему уже кричала «МНЕ БОЛЬНО!», то он сразу останавливался и колол еще обезболивающего. И так было несколько раз. А когда он делал операцию повторно, то я уже развлекалась, потому что иначе можно было сойти с ума. Я ему спокойно говорила: «Котлета». (Когда мне плохо, то я всегда стараюсь думать о чем-то позитивном. Я не знаю ничего позитивнее, чем котлета). Индус продолжал делать больно. Тогда я кричала: «КОТЛЕТА!!!» Он сразу останавливался и добавлял нужного лекарства.

В-пятых, я представляю, как студент-индус, получивший здесь образование и вернувшийся на родину, рассказывает своей маме: «Мне приходилось нелегко в России. Другие люди, тяжелый климат, сложный язык. Когда я делал первый раз операцию, которой меня учили в институте, то пациентка говорила, что ей больно. Я боялся этой операции больше, чем она. Это же был первый опыт в моей жизни. Мысленно я говорил ей, что надо терпеть, но не мог сказать словами, потому что все они вылетели из головы, таково было мое переживание и волнение. А в следующий раз она кричала «Котлета!», но я тоже так переживал, что не стал спрашивать ни о чем, только добавлял ей лекарства. Это очень странная страна, мама». Это все он перескажет маме на индусском языке, а в конце вздохнет и задумчиво по-русски добавит «Просто пиздец». И ему будет совсем не стыдно, потому что мама не понимает по-русски.

В-шестых, если вы это читаете, то значит, что в моем доме дали электричество.

В-седьмых, моя соседка по палате как-то раз весь вечер своим ужасным писклявым голосом бесконечно разговаривала с подругой по телефону. И говорила ей, что «пупсик обещал подарить собачку, ну такую собачку!, ну такую!, нет, не такую, а такую!, ну такую, знаешь, которая, короче, маленькая такая!, ну такая маленькая, не такая маленькая, а такая маленькая!, ну с челочкой!, ну бывают, что гладкие, а эта с челочкой!, ну такая еще с челочкой и с красным бантиком!, ну да, с красным бантиком!, ну ты тугаааая!... так я тебе и говорю, что не гладкая, а с челочкой и красным бантиком!, ну не дрожит которая, а с красным бантиком!, ну она еще часто встречается!, ну у перис хилтон такая была!, ну ты тугаааая!... ну цвет еще такой у нее, ну такой… да не такая, а такая! ну с бантиком! ну неужели не знаешь?, ну ты тугаааая!... ну как объяснить еще… сейчас попробую… так… бантик, собачка маленькая, ну такая еще, знаешь, короче… ну ты тугаааая!...» А поскольку я в тот вечер не могла ни то чтобы говорить, но и глаз открыть, то хочу своей бывшей соседке сейчас передать, что это ЙОРКШИРСКИЙ ТЕРЬЕР! И даже если бантик зеленый, то это все равно ЙОРКШИРСКИЙ ТЕРЬЕР! И никогда больше не лежи со мной в одной палате!

В-восьмых, мой сосед, когда я выскочила на площадку вся в ослепительных утках и спросила «А что происходит-то?!», ответил: «А что вас волнует?» И я вот лежу и думаю, почему он так спросил? Может быть, в доме кроме потопа был еще и пожар? И я могла бы выбрать варианты. Например, воскликнуть: «У меня задымление!» Или на наш дом напали улитки и я могла бы сказать: «У меня по кухне ползают панцири!»

В-девятерых, в последнее время со мной случилось столько всего, что варианта два: либо будет ядерная война и я одна выживу на земле, потому что через все прошла и многое умею, либо мне просто крупно повезет и водитель в маршрутке не заметит, что я не заплатила за проезд.

В-десятерых, утки на моей пижаме желтые с крупными оранжевыми клювами.

В-одиннадцатерых, я никогда не смогу уснуть, если из крана капает вода. Это бесит! Но вот сейчас в моей комнате капает, а я с удовольствием усну. Потому что если вода бежит из закрытого крана, то значит, что кран неисправен и вода капает откуда не надо. Это небольшой негатив. Но в моем сегодняшнем случае дело не в том, что капает, откуда не надо. А в том, что капает куда надо. Прямо в таз. Это большая разница. И это большой позитив. Почти котлета.