June 28th, 2009

(no subject)

Произошла следующая вещь.
Я лежала на кровати и увидела, что по покрывалу ползет черный жучок.
И нет бы его убить сразу, но я не могу.
Я взяла первую попавшуюся бумажку с тумбочки, подсадила жука и пошла выбрасывать его с балкона.
Если жук не летающий, а ползающий, то он бы разбился с 17 этажа.
Вместе с жуком случайно улетела бумажка, потому что он не хотел стряхиваться сразу, а на улице порывистый ветер.
Сначала я не обратила на это внимания.
А когда уже легла на кровать без жучка, то встала тут же обратно и сразу прямо на пятки.
Меня просто подняло всю сразу, как рельсу.
Потому что эта бумажка была не просто так бумажка, а расписка про деньги.
Эту расписку через меня передал один продюсер другому продюсеру.
Это была расписка про очень много денег.
Не просто много денег, а много денег.
А ветер был сильным.
А черный жучок, наверное, спасся и сейчас пришел домой.
Жук-жена ему жужжит: "Ты где шлялся? Видел, который час?! Кора остыла, для кого я это готовлю?! Позвонить не мог?! Личинки без отца растут!"
А черный жук-муж сидит весь белый, бледный и отвечает ей сухо, а у самого желваки ходят: "Я сейчас с 17 этажа летел…"
А она замерла, как это услышала, четыре лапы об фартук вытерла, вплеснула ими и кинулась сразу: "Васенька! Да ты что… да как же так…"
И вот пока они там обнимались и у них было все хорошо, пока она его гладила по голове с усами, которые растут примерно из глаз, то я ходила по кварталу между домов и искала беленький листочек. И представляла, как мне один продюсер вырвет руки, потом ноги, а потом глаза. В голове была пара планов по отступлению. Например, сказать, что я ехала в метро, сумку выхватили и расписку украли. Или лучше сказать, что я ехала в метро и украли все метро вообще. Или позвонить и сказать, что я умерла ночью от аппендицита.
Я шла и плакала. Потому что сильно подвела людей (мягко говоря). Как бы дураку понятно, что если один человек пишет другому расписку про много денег, то это не один друган занял другому двадцатку до получки. На лавочке сидели люди и выпивали. Я подумала просить у них, что не пролетал ли тут мимо листочек?.. такой беленький… с одной стороны исписан мелким почерком… там еще имена, фамилии, паспортные данные, подпись и кое-какие цифры с несколькими нолями.

Один раз я поехала в Киев в командировку. А мне и говорят, что раз уж я туда еду, то могу и отвезти деньги. Очень часто у меня выключается мозг и организм переходит на резервное питание. Я начинаю думать жопой. Потому что я взяла эти деньги и рассовала между трусов несколько тысяч долларов. Ну то есть как несколько… Несколько десятков тысяч долларов. Я не могу сказать сколько, потому что участники тех событий до сих пор живы. Я прилетела в командировку, положила деньги в сумку и пошла по улице так, будто просто так иду, а не несколько десятков тысяч долларов. И зашла в магазин купить кефир. А я не знала, что украинцы очень хуево упаковывают кефир. И положила его в сумку. Хорошо, что однопроцентный. Каша из кефира и нескольких десятков тысяч долларов - это то, что я почувствовала, когда полезла доставать деньги. Я сказала, что ой, секундочку, сейчас вернусь, у меня звонок. И побежала из кабинета прямо с рукой внутри сумки, потому что если бы вытащила, то там прилипли доллары. Деньги давать мне не просто небезопасно, но и бесполезно. И даже бессмысленно.
Я мыла их сутки примерно. А потом сушила между страниц в толстом справочнике "Весь Киев". Это называется отмывать деньги.

Расписку я нашла. Не знаю как, но я ее нашла. Она лежала прямо на дороге, не очень далеко от дома. Просто так лежала. С таким видом, будто какая-то дебилка выбросила ее с балкона. То есть тут никакого детектива не произошло. Она просто лежала, а я ее увидела, встала на колени и подползла, целуя асфальт. Пришла и тут же написала про это в скайпе Славе Сэ. А он говорит: "Ты проверь, это ТА расписка?" А я даже радоваться особенно не могу, потому что у меня до сих пор сердце в жопе стучит. Помимо расписки я нашла несколько газет, инструкций к чему-то и чеков от чего-то. Если кто-то сегодня спасал жучка, то ваши бумаги у меня.

(no subject)

Москвичи восприняли уход кумира как свою личную трагедию. В воскресенье, около часа дня, тут собрались сотни. Мужчины еле сдерживают слезы, девушки рыдают открыто:
- Предлагаю сделать Майкла Джексона достоянием России! - вдруг озвучивает у стены скорби молодой человек.
В ответ одобрительные кивки.
Вереницей к посольству подъезжают машины – из окон на прощание знакомые звуки песен Джексона. Те, кто еще пока не успел заработать на собственное авто, приходят пешком. В руках у студентов – магнитофон с колонками. Оттуда – все те же песни.
Попрощаться с кумиром пришел поклонник, на руке у которого знатоки быстро заметили перчатку очень похожую на ту, с которой в 1982-ом году Джексон выходил на сцену...


Раиса Мурашкина из "Комсомольской правды" теперь мой любимый автор. Раиса, у вас каждое предложение дышит феерическим пиздецом. Невозможно сказать лучше, чем вы сказали. Я целую ваши руки. Каждый палец.