January 11th, 2011

(no subject)

В очень странное место я сейчас попала. Не приезжала сюда семь лет.
Это город Барнаул. Тут минус тридцать пять градусов мороза. И какие-то люди.
Когда говорят, что московские минус пятнадцать хуже, чем сибирские минус сорок (потому что влажность другая), то это все врут, конечно. Потому что когда в Сибири минус сорок, то это вообще нельзя оценивать и сравнивать ни с чем. Этот мороз, в отличии от московского, пахнет. Ну, он… пахнет. И его даже слышно. Воздух какой-то газированный. Когда вдыхаешь, то ощущение, что в нос резко сунули лом и толкнули со всей силы до самого затылка. Воздух пахнет чистым ледяным металлом. Когда глазами моргаешь, то чувствуешь, что они будто обледенели и теплые веки закрывают их.

Больше всего меня поражают местные девушки, которые ходят по улицам. Во-первых, потому что они ходят по улицам. Во-вторых, подавляющее большинство тут в коротких куртках и на шпильках. То есть это такая обувь, у которой обычная подошва, вытянутый нос и высокий тонкий каблучок. Он когда врезается в окаменелый от мороза тротуар, покрытый затоптанным снегом, то раздается не хруст, а визг. И вот они тут так многие ходят и отовсюду этот мелкий визг. Нельзя сказать, что в это время за девушками идут немецкие автоматчики с собаками, и поэтому они под страхом расстрела просто вынуждены передвигаться по городу в таком виде. Нет. Это добровольный акт. Судя по неистребимому желанию оставаться в любую погоду эффектной женщиной, пол-Барнаула надо срочно выдавать замуж и лучше успеть до весны, потому что многие тут просто не доживут.

Мелко и быстро перебегая по Барнаулу, подыхая от мороза в своем пуховике, трех кофтах и шерстяных носках, я смотрю на этих девушек и горжусь, что являюсь их соотечественницей. Хочется подойти и сфотографироваться. Горжусь, что я оттуда же, откуда и они. И что жила тут, и пила с ними одну воду, ела один хлеб.


Тут, в Барнауле, есть такое место, которое называется кафе «Визит». Уличное кафе, там всегда продавали всякую еду и в том числе манты. Я с тех пор, как уехала отсюда, много где побывала и ела разные манты. В Узбекситане и Казахстане так вообще после меня ни одного не осталось. Но я всегда, ВСЕГДА вспоминала эти из кафе «Визит». И не потому, что они вкуснее всех остальных. Они даже наоборот. Не в этом дело. Просто у нас с мамой не было денег, мы жили бедно. А манты стоили 8 рублей. 4 штуки – порция. И меня всегда этими мантами кормила Оля, лучшая подруга. А я так хотела их есть, что никогда не наедалась. Их поливали жидким томатным соусом. И это было просто невероятно вкусно. Я съедала свои 4 штуки и еще вытягивала у Оли два. И все равно хотела есть. Я бесконечно хотела эти манты. Всю свою жизнь. И вот мы пришли с Димой в кафе «Визит». А там теперь стал целый ресторан. Нам сказали раздеться и не проходить в зал в одежде, потому что у них тут РЕСТОРАН. Даже грубо так с нами разговаривали, очень нахально. А мне было так холодно, ужасно холодно, и в ресторане у них холодно, но мы все равно разделись и я заказала три порции этих мантов. Потому что всегда хотела съесть шесть порций, но подумала, что сначала закажу три, а потом еще три, чтобы горячие и не остывали, пока я ем первые три. И вот их принесли, а они ТОЧНО такие же. С жидким томатным соусом. Тот самый вкус!
И я села напротив них!
И кааак съела!..
Всего одну порцию...
И – все. И больше не могу. Думаю, ну как же так? КАК ЖЕ ТАК??? ТОТ ЖЕ ВКУС! Я же голодная, я же хотела есть. Очень хотела! По-настоящему! Почему так быстро наелась?! Не может быть! Вот же они, стоят передо мной, горячие, политые соусом и съесть можно хоть сколько. Сейчас я могу позволить купить их все! Просто все манты в этом ресторане. У меня всегда слюна густо лилась внутри горла, когда вспоминала про них. Расстроилась ужасно. А потом посидела. Подумала. И поняла. Раньше, когда эти манты были недоступны, и я воровала у подруги Оли еще пару штук, то я - росла. Постоянно ходила голодная, всегда хотела есть.
Потому что я – росла.

А сейчас – выросла.

И мне больше одной порции, к сожалению,
не.
на.
до.