Алеся Петровна (eprst2000) wrote,
Алеся Петровна
eprst2000

Categories:
Пожалуй, единственное отличие города Москвы от города Барнаула в том, что в Москве в ассортименте продается женская обувь сорок первого размера.
У меня 41 размер. А иногда и сорок второй.
И рост 178. И иногда и 180, зависит от настроения.

Единственное, что меня очень подводит в выборе одежды – это титьки. Потому что они у меня немного великоваты для комплекции. Муж в восторге и я не очень сопротивляюсь - что выросло, то выросло. Но все красивые и эффектные кофточки проходят мимо и это очень расстраивает.
Когда в примерочной в очередной раз не сходятся пуговки, то становится так досадно. Потому что и цвет твой, и фасончик. А пуговки не сходятся.
У моей подруги Лёльчика обратная проблема. У нее грудь не выросла совсем. Есть какие-то зачатки, но они ее никогда не впечатляли. Она всегда очень переживала по этому поводу. Наличие маленькой груди подтолкнули ее в свое время выйти замуж за первого мальчика, который ей это дело предложил. У них уже растет дочка.
После пятого класса, когда девочки начали оформляться, Лельчик испытала все муки ада. Вместо груди у нее вырос комплекс и она меня изводила им каждый день.
«Алеся, у меня нет груди…» Я никогда не забуду эти слова.
«На меня никто не посмотрит…»
«Я никому не нужна…»
«Зачем я кому-то без груди…»
Как подруга я кидалась поддерживать ее, листать модные журналы и тыкать пальцем в худых моделей: «Вот где ты на ней видишь грудь?»
Лёльчик всхлипывала и вытаскивала газету «Спид Инфо» с грудастыми тетками, у которых тити вываливались из кофточек и торжественно висли в районе локтей.
В вопросах секса Лёльчик всегда была более подкованной, нежели я.
Хотя моя мама работала в родильном доме. Казалось бы… Дочь врача такой специализации должна доподлинно знать не только из какого места берутся дети, но и каким образом они туда попадают.
Вообще-то я знала.
Помню, по телевизору была неделя французского кино. Раньше проводились такие недели. Это сейчас всякого кино в любой день недели завались. А тогда западные фильмы были в новинку.
Мне было 7 лет.
В перерыве между фильмами показывали рекламу презервативов. В воде, наверное, на дне океана, стояли буквы, из которых складывалось название презервативов. Все было такое голубое-голубое и хорошо освещенное.
Я тогда плохо читала.
Вообще чтение мне давалось всегда с трудом. Временами спасала только смекалка.
Помню, идем мы с мамой по городу, а навстречу гастроном. Я начала канючить: «Купи мороженое, купи мороженое…» А мама сказала, что если я прочитаю, что написано на вывесках в витринах, то купит.
Помните, раньше в витринах висели картонные картинки с продуктами питания.
- Вот что написано на этой вывеске? – спрашивает мама.
Я смотрю, а там нарисована булка хлеба. И читаю специально по буквам:
- Х-л-е-б.
- Молодец! А на этой?
Нарисован треугольный пакет молока.
- Мо-ло-ко.
- МОЛОДЕЕЕЦ!!! – радуется мама. – Ну а на этой?
А на третьей вывеске было нарисовано улыбающееся лицо упитанного поросенка.
- Свинья! – говорю я.
И обман сразу раскрылся, потому что там было написано «Мясо».
Мороженое мне так и не купили и с тех пор я начала читать в присутствии мамы все, вслух и по буквам, даже название презервативов.
Вероятно, тогда мама посчитала, что это хороший повод для разговора о половом воспитании. И она решила рассказать мне все, всю правду, как она есть.
Я и раньше интересовалась. Ввиду своей профессии мама никогда не скатывалась на сельскохозяйственную тему про капусту. Она была ближе к физиологии и говорила, что ребенок появляется из пупка. Пупок развязывается и ребенка достает врач.
Что касается вопроса, как ребенок оказывается внутри, то здесь моя мама была более романтична: «Папа целует маму в губы».
С этим знанием я жила достаточно долго, до недели французского кино. И когда его начали показывать, то примерно в пятницу у меня произошел сбой в сознании. Потому что там целовались все, часто и никогда не промахивались мимо губ. Я не понимала, куда им столько детей?!
А мама сначала рассмеялась, потом вдруг стала серьезной и выложила все как на духу.
Начала она с того, что есть сперматозоиды и яйцеклетки. Когда они встречаются, то соединяются и получается ребенок. Она пыталась втолковать про процесс образования девочки и мальчика. Что-то там про иск и про игрек, про хромосомы и все такое. Рисовала их на бумаге и стрелочками показывала пути движения сперматозоида внутри женщины. Ее схема несколько напоминала военные карты, когда рисуют планы наступления, расположение противников, левые и правые фланги.
Согласно маминому рисунку пышная яйцеклетка сидела в яичнике и была преисполнена чувством собственного достоинства. А армия сперматозоидов, ломая штыки и теряя каски, двигалась откуда-то снизу. Мама рисовала их крайне худыми и изможденными, они вызывали даже жалость. Я прямо представляла, как сперматозоиды бегут и подтягивают штаны. Яйцеклетке же мама рисовала реснички и малевала щечки. Она представлялась мне надменной толстой барышней, которая пьет чай с баранками и причмокивает из блюдца. Шельмецы-сперматозоиды обходили ее с двух сторон и начинали толкать в пышные бока.
Правда, мама сказала, что иногда это не приносит результатов и ребеночек не получается. И я живо представляла, как прибегают сперматозоиды, тяжело дышат, язык на плечо, а у яйцеклетки в окошке висит табличка «Обед». Они начинают в дверь долбить, мол, хозяйка, открой. А она сидит на балконе второго этажа, пьет чай, щеки густо накрашены и кричит им: «Ну обед же, ОБЕЕЕЕД! Ни днем, ни ночью покоя нет!!! Надоели, алкаши проклятые!!!»
Сперматозоиды уходили не соло нахлебавшись и дальше их судьба была уже не известна.

А потом мама перешла к самой главной части. И сказала, что надо вставлять писю в писю. И даже нарисовала подробно.
Вечером я с интересом посмотрела на папу. Прямо скажем, не ожидала от него такого.

А еще мама сказала, что люди совершают половой акт только для того, чтобы получались дети. Она так и говорила: «Совершают половой акт». В этом было что-то торжественное.
Вот мама с папой встречаются, готовятся и совершают половой акт. Папа в костюме, весь такой классный. А мама тоже красивая и в платье. Папа говорит ей: «Ну что? Совершим сегодня половой акт?» А мама отвечает: «Конечно!» И они оба сосредоточено начинают его совершать. Минут пять совершают. Дело техники – пися в писю – и я готова.
А мама еще сказала, что мужчине от этого – кайф! Она так и говорила: «Кааайф!!!» Растопыривала в сторону пальцы и делала большие глаза. И добавляла: «А женщине от этого плохо, ой как плохо! Ей больно, неприятно и она ждет, скорее бы это закончилось».
Думаю, мама специально тогда схитрила, чтобы не разжигать во мне ранний интерес к сексу. Она так выразительно делала большие глаза, что я поверила сразу.
На следующий день я пришла в школу повзрослевшая. Потому что это эти одноклассники-сосунки думают про капусту и аистов. Кого-то вообще на улице нашли, я слышала. У меня был одноклассник, которого нашли в театре в туалете. У него было самое благородное происхождение. Я же являлась носителем тайного знания о писях.
Даже рассказала про это подруге Лёльчику. Ей-то можно.

И вот однажды она приносит в школу «Спид Инфо». Ее родители выписывали газету и прятали так, чтобы она ни за что не нашла. Там были письма читателей, самая интресная рубрики. Читаю одно письмо на алгебре и офигеваю. Мужик пишет: «У нас с женой секс очень редко, два-три раза в месяц».
А время на дворе 1997 год, мне 17 лет, значит. Я Лёльчика спрашиваю: «Лёля, он с ума сошел!» А она меня не понимает, мол, что такого?
Я говорю, так ведь жене сколько горя и боли и сколько ж у них детей?!?!?!
А она на меня смотрит и не понимает. И говорит: «Алеся, а как же оргазм?»
Лёльчик – пискуха. У нее тонкий-тонкий голос. Даже не голос, а голосок. А тихо-тихо обычно разговаривает. Ее голосовые связки совершено не приспособлены к тому, чтобы кричать. Она не умеет кричать.
И вот она этим тоненьким-тоненьким голосочком вопрошает: «Алеся, а как же оргазм?»
А я, совершеннейший теленок, говорю: «Какой оргазм, Лёля?»

Так состоялось мое знакомство с сексом. Потому что мама меня знакомила с половым актом. Секс оказался менее торжественным, чем акт и носил несколько легкомысленный характер. По словам Лёльчика женщина испытывала очень приятные ощущения, именуемые оргазм. Я примерно прикинула, что по качеству это должно быть примерно то же самое, что и кайф у мужчины и поделилась догадками с Лёльчиком. Она не опровергла. И даже сказала, что не только папа может быть сверху, но и мама. И даже нарисовала.
Вечером я с интересом посмотрела на маму. Прямо скажем, не ожидала от нее такого.

У подруги Лёльчика категорически не росла грудь. При детальном обследовании казалось, что она растет, но отчего-то внутрь.
Лёльчик в свою очередь росла в обеспеченной семье и мама ей заранее накупила всяких красивых женских принадлежностей. С кружевами и цветочками. Розовое и голубое. Красота невыносимая. И отчаяние Лёльчика, которая ничего не могла в это розовое и голубое положить, достигало катастрофических масштабов.
И тогда мы решились.
Это было несколько неожиданно, но эффектно. Думаю, многие девочки переживают такой момент. Все леди делают это.
Лёльчик пришла в школу с хорошей, качественной грудью внезапно. Вдруг.
Несколько без предупреждения и без объявления войны.
У нее было больше всех. Сразу!
Лёльчик внесла грудь в класс гордо, как немой ответ всем тем, кто смел над ней шутить и издеваться.
Правда, никто и не думал шутить и никто никогда не издевался, но она все равно несла ее гордо. Самоотверженно. Учительница алгебры смутилась.
Столько всего было в лице Лёли, что никто не смел даже хихикнуть. Грудь меняет женщину. Даже если женщина опоздала на урок алгебры, на который в принципе опаздывать нельзя, потому что его ведет директор школы Тамара Федоровна, она имеет право войти в класс не постучавшись. По одной простой причине: у нее больше, чем у Тамары Федоровны.

Правда, на перемене одна грудь поползла вниз и нуждалась в срочной корректировке.
Так состоялось знакомство Лёльчика с грудью.
Мы вышли замуж с разницей в три месяца. Я первая, она за мной.
Несмотря на отсутствие груди, Лёльчик была более любвеобильной. Мало того, что она регулярно читала свежую прессу в лице газеты «Спид Инфо», так она еще и знала, где у родителей лежат презервативы.
Один раз она принесла в школу показать. Его отобрали мальчики, набрали воды и кинули на перемене в Лёльчика.
Так состоялось знакомство завуча с презервативами.

Меня очень любил один мальчик. Его звали Женя Зубцов.
Мы жили в одном дворе. Его папа работал на продуктовой базе и носил ему деликатесы, например, жевательную резинку Donald. Диковинка в то время. Женя дарил мне целые блоки. Говорю же, что очень любил.
Я возвращалась из школы и шла мимо его подъезда. А он стоял и ждал. Потом я выводила собаку, а Женя подходил и мы о чем-то болтали. Не было вечера, чтобы он не ждал у подъезда, не было дня, чтобы мы не разговаривали.
И мы бы так еще долго общались, пока Женя все сам не испортил.
Мы стояли на волейбольной площадке, разговаривали про школу и кажется, про физкультуру. И тут Женя сказал: «Пойдем завтра в кино. На «Гремлинов».
Я вся обмерла изнутри. Знаете, человек в жизни испытывает много разных чувств, но одно из них по силе ощущения не сравнить ни с чем. Это когда ты списываешь или подглядываешь в шпаргалку, но тут подходит учительница и уличает тебя в этом. У меня в такие моменты случается высокая температура и озноб одновременно. Они так и ходят по телу, сверху вниз: температура и озноб. Такими удушающими волнами. И еще нестерпимо начинает тошнить.
Это самое сильное ощущение, на мой взгляд, которое можно испытать в жизни. Оргазм на его фоне меркнет.
Примерно то же самое я почувствовала в отношении кино с Женей Зубцовым.
Конечно, я сказала да.
Конечно, я сказала это, хотя весь мой организм затрясся от ужаса и, сказав «Нет», сложил руки на груди и умер.
До сих пор это мой самый главный недостаток: я не умею говорить нет.
Весь вечер не находила себе места, везде мерещился Женя. И гремлины по сравнению с ним казались не такими уж и страшными.
Нет, он мне нравился чисто теоретически, но чтобы вот так… Пригласить на свидание!!!...
Мама успокаивала и даже позвонила тете Гале, похвалиться, что Алесю пригласили на свидание.
Папа тоже запереживал. «Какой взрослой стала наша дочь…»
А я была в панике, в ужасе. Совершенно не знала, что делают на свиданиях! С каким лицом я выйду из подъезда и пойду к нему на встречу?!?!?
Я была абсолютно дикой, ну совершенно. Мне тогда… лет пятнадцать уже исполнилось.
И даже принялась плакать. Мама сразу начала советы давать. Что одеть, как себя вести. А потом зашел папа, посмотрел на эту женскую истерию и сказал:
- Парень там поди медяки чистит, сам переживает, идрит твою мать.
И мама захохотала так, что даже до слез.
А папа постоял, помолчал и добавил. Вернее, он дал совет, который я не забуду никогда в жизни. Мой папа пил и не часто занимался моим воспитанием, но это его напутствие я буду помнить всегда. Папа подтянул штаны и сказал:
- Я так думаю, дочь. Самое главное, вот самое главное, что надо сделать, когда свидание - это перед выходом из дома – пописий. А то если захочешь, то неудобно будет отпроситься. И ему бы тоже надо про это сказать.

Так состоялось мое знакомство с нелегкими отношениями между мужчиной и женщиной.
Subscribe

  • (без темы)

    Около нашего подъезда была лужа. Мы живем в этой квартире всего год, но лужа уже порядком надоела. Лужа небольшая, довольно аккуратная и неглубокая,…

  • (без темы)

    Я давно переехала сюда https://www.facebook.com/alesia.petrovna

  • Глеб Сергеевич Пугач

    Степа заболел, 40 температура, страшно жалко его, но лекарство давать надо. А он вялый, весь горит, но сопротивляется. И вот няня ему говорит:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 85 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (без темы)

    Около нашего подъезда была лужа. Мы живем в этой квартире всего год, но лужа уже порядком надоела. Лужа небольшая, довольно аккуратная и неглубокая,…

  • (без темы)

    Я давно переехала сюда https://www.facebook.com/alesia.petrovna

  • Глеб Сергеевич Пугач

    Степа заболел, 40 температура, страшно жалко его, но лекарство давать надо. А он вялый, весь горит, но сопротивляется. И вот няня ему говорит:…