Алеся Петровна (eprst2000) wrote,
Алеся Петровна
eprst2000

Categories:
Один раз я была в гостях у одного хорошего человека, который сделал очень хорошую вещь. Он взял фотографии своей родственницы и собрал их в альбом. Родственница была уже старой бабушкой, фотографий за всю жизнь у нее накопилось много. Они лежали в пыльных пакетах, а он их сложил в большие аккуратные альбомы. Я перекладывала пальцами тяжелые листы и смотрела чью-то неведомую мне жизнь. Вот эта женщина еще молодая, она в Крыму с друзьями. Вот эта женщина стоит в старомодном купальнике на камнях под зонтиком. Вот она в странном платье и панаме, каких уже не носят, на набережной. Вот она около работы с коллективом. Коллектив носит ондатровые шапки и мохеровые шарфы. Вот фотография без нее. Какие-то люди сидят и смотрят в объектив. Вот какая-то маленькая девочка. А вот демонстрация Первого мая. Шары, лозунги и толстые каблуки. И улыбки, улыбки. А вот фото, когда эта женщина пошла в фотоателье. Там она уже взрослая и не очень молодая. Фотограф ее попросил повернуть голову и посмотреть вверх и в сторону. И сам снял ее немного с верхней точки. И получилась карточка, которую можно было вкладывать в конверты и посылать друзьям.

И таких альбомов хороший человек собрал два или три. Это была целая раскадровка про жизнь одной женщины. На черно-белых карточках менялись костюмы, декорации, персонажи. В конце последнего альбома было несколько цветных фотографий. Женщина тогда уже почти состарилась и не очень фотографировалась. Когда-то фотографии были не такой распространенной вещью, как сейчас. Их собирали, берегли, клеили в альбомы. Все мои фото в компьютере, я их не печатаю. Это напрасно.

Среди черно-белых фотографий той женщины я заметила одну, она была обрезана. На оставшейся половине сидела сама женщина, а другую она отрезала. И мы с тем хорошим человеком начали думать. Почему? Это была подруга? Она с ней поругалась и решила вот так вырвать из своей жизни. Нет. Это был муж! Точно! Про мужа вспомнил хороший человек, который собрал альбом, он знает историю своей семьи, эта женщина была ему тетей и он сказал, что примерно в этот жизненный период она развелась с мужем.

В этом есть особый жест, который невозможен с электронной фотографией. Взять ножницы и отрезать человека – это человеческий жест. Замазать в фотошопе, скадрировать снимок – это уже чудо техники, которое не имеет ничего общего с человеческими эмоциями. Бумажную фотографию можно порвать на мелкие кусочки и выкинуть. А потом доставать по кусочку из мусорки и склеить. Любимый прием многих режиссеров, показывает раскаяние героя, его любовь к разорванному человеку.

А потом мы листали альбом дальше и я увидела ту самую обрезанную фотографию, только в уже полном варианте. Эта женщина сидела рядом с другой женщиной, почти бабушкой. Фотографий было так много, что хороший человек собрал их терпеливо в альбомы, разложил примерно по годам, но всех не запомнил. И тогда он еще раз вспомнил, что она сидит рядом со своей мамой. А почему она ее обрезала? Это же мама. Потому что мама умерла и понадобилась фотография на памятник. Эта фотокарточка, наверное, была одной из последних или мама на ней получилась хорошо. Мама, конечно, не знала, для чего она потом пригодится. У мамы было приветливое выражение лица и она чуть наклонила голову в сторону дочери.

Это очень сложный жест. Невероятно невыносимый. Отрезать от себя маму. Потому что она умерла и нужна хорошая фотография на памятник.

Я даже не знаю, что еще сказать.

Наверное то, что у моей мамы ее свадебные фотографии обрезаны. Папа не умер. Я даже не знаю, где он сейчас и что с ним. Я знаю, что позвонили бы. Он издевался надо мной и мамой, хотя я ему простила все давно. И у меня нет ни одной его фотографии.

Хорошо, если бы все фотографии в жизни оставались целыми.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author