Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

(no subject)

Недавно у нас прошла выставка, посвященная грязной посуде. Основными спонсорами выступили чайные пакетики, молотый кофе, пустые упаковки из-под молока и кефира. Уникальные предметы старины (сковородка после мяса, кастрюля от борща) были несомненными звездами вернисажа. Единственным посетителем стала мама. В это время я была на работе (ура!), а Дима как раз пополнял стенд новыми экспонатами (а я предупреждала). Выставка произвела на нее неизгладимое впечатление, основное ощущение, которое создается после просмотра: к нам на чашечку чая забегал треррорист-смерник. В рамках выставки мама посетила пустой холодильник. Кот Митя также принял участие и предложил ее вниманию пару инсталляций в своем лотке. Выставка была немедленно закрыта. Теперь в планах у мамы фестиваль грязного белья, к которому мы тут все сейчас готовимся.

(no subject)

Всем спасибо! Проект закончен. Я проснулась после ночной смены, пью чай с медом. У меня тихий семейный вечер.



Читаю всякие новости. Оказывается, Лужкова сняли. Говорят, что надо перенести памятник Петру I. Ну, давайте теперь... Церетели на сковородки! Газманова в тюрьму еще посадим.

Я пошла танцевать перед зеркалом в трусах. Надо взорвать эту тусовку.

Collapse )

(no subject)

Мама говорит: «Алеська, я так плакала сегодня». Она так часто говорит вечером. Я прихожу домой поздно-поздно. Мама стоит в ночной рубашке в мелкий цветочек, на груди оборка, прическа вбок. Это классика. Она говорит: «Я так плакала сегодня, думала, сойду с ума».

А у меня был такой день. Ну, такой… В конце дня реквизитор Лена позвонит мне и скажет: «Алеся. Я просто так посчитала, мне было интересно. Ты звонила мне сегодня 78 раз». Реквизитор Лена выходит замуж. Одной рукой она выбирает платье, а другой разговаривает весь день со мной. В то время, как на Лене затягивают корсет и цепляют фату, я внушаю ей жизненную необходимость предоставить на съемку «пять сиреневых вазочек с оранжевой каемочкой, по бокам цветочки, лучше это будут ромашки, высота не больше 7 см., это важно, Лена, вазочка будет крупно в кадре, ты меня слышишь? Ну, Лена?!» Я делаю Лене речевую лоботомию.

Потом я звоню художнику по костюмам и говорю, что режиссер наконец-то определился с цветом штанов. Штаны должны быть синие. Режиссер-постановщик долго не мог решить, какой синий ему необходим. Насколько синий должен быть синим? И тогда художник по костюмам не выдержал и предоставил 28 (двадцать восемь) вариантов синей ткани. Каждый лоскуток был пронумерован. И я говорю художнику по костюмам, что ура, наконец-то точный выбор сделан! Это должен быть синий под номером 9. Или 18. Нужно найти что-то между ними, темнее. Примерно, как номер 3. Но номер 3 слишком темный. Поэтому надо искать еще. И я понимаю, что никогда не попаду в рай после этих слов, никогда. У меня работа такая - второй режиссер. Я обязана передать всем департаментам то, что хочет режиссер.

Потом я звоню кастинг-директору и говорю, что весь кастинг надо переделать. Потому что у нас роль невесты, а на кастинг пришли девушки с короткими волосами. Мы снимаем рекламу. В рекламе не бывает невест с короткими волосами.

В это время на второй линии бьется реквизитор Лена, которая говорит, что вазочки она нашла, но они 15 см., а не 7см. И по бокам не ромашки, а незабудки. Я говорю, что нет. Ищите еще, извини, вторая линия.

По второй линии звонит художник-постановщик и говорит, что красный диван, который хочет режиссер-постановщик, отсутствует в продаже. У меня начинается разрыв аорты. Я не знаю, что такое разрыв аорты, но он начинается. Я говорю: «Ищите еще!»

Потом звонит радостный художник по костюмам и говорит, что он нашел синий, который похож на номер 9 и 18, но он темнее, чем номер 3.

Я звоню режиссеру и говорю: «Мы нашли синий! Ура? Я повторяю свой вопрос: ура?» А режиссер молчит. Я говорю: «Синий нашли!» А он отвечает: «Какой синий, Алеся?» И я понимаю, что это не тот режиссер. Потому что веду три проекта одновременно и режиссера у меня три. И я позвонила не тому. И чтобы как-то разрядить обстановку, судорожно вспоминаю, что нужно этому режиссеру. А ему нужны розовые пылесосы. И я очень радостная сразу, я говорю: «А! То есть не синий, а розовый! Розовый пылесос нашли!»

Я звоню реквизитору Саше и строго говорю: «Вы нашли розовый пылесос? Я уже пообещала режиссеру!» Реквизитор Саша не выходит замуж, как реквизитор Лена с соседнего проекта, но он готов отдаться всем мужчинам без штампа, только бы ему не звонила одна идиотская баба. Одна баба – это я. Реквизитор Саша грозится покончить жизнь самоубийством, если мы не согласимся покрасить пылесосы в розовый, не обязательно же такие покупать. Я говорю, что нет! Режиссер не хочет крашеные, у нас пылесосы крупным планом, ищите еще.

Потом я еду на примерку с актерами, куда художник по костюмам приносит те самые синие штаны (синий, который похож на номер 9 и 18, но он темнее, чем номер 3). Режиссер-постановщик говорит: «Синие штаны плохо. Давайте красные! Такие красные, как сейчас лицо у Алеси». Я багровею и отвечаю на телефонный звонок. Звонит художник-постановщик, который говорит, что он нашел красный диван! У него такой голос, будто он только что зашел за линию фронта и звонит как раз оттуда. Я говорю режиссеру, что мы нашли красный диван. Если штаны у актера будут тоже красными, то они сольются с диваном, это будет плохо смотреться в кадре. Режиссер-постановщик разбрасывает руки в стороны и собирается уходить из профессии навсегда, потому что он не может работать в такой обстановке. Он хочет красные штаны и точка! Ищите другой диван! Художник-постановщик слышит это по телефону и обещает разорвать аорту мне, режиссеру-постановщику и вообще всем.

Потом звонит мама и говорит: «Доченька, ты когда придешь домой?» Я стою напротив актера без штанов, потому что синие с него сняли. Он говорит: «Мне холодно». Мама говорит: «Алеся, ты меня слышишь?» По второй линии бьется реквизитор Саша, который нашел розовые пылесосы. И это уже очень страшно, очень. Потому что пока я тут бегала с красными штанами и синим диваном, наверняка отпала необходимость в розовых пылесосах на другом проекте и теперь там нужны оранжевые утюги. Как только кто-то что-то находит, это сразу становится ненужным. То ли день такой, то ли экология.

Смотреть кино вообще не интересно. Потому что настоящее кино всегда за кадром. Люди погибают за синие штаны и вазочки 7 см. с таким видом, будто спасают жизни. Реклама - это еще хуже, чем кино. Потому что если для рекламы нужна поварешка, то это должна быть поварешка с неглубокой чашей обтекаемой формы, ручка хромированная, на конце ручки не должно быть дырочки для гвоздика, давайте посмотрим варианты не только металлических поварешек, но и с керамическими элементами. А в кино поварешка - это тупо поварешка. И все.

Потом еще были звонки, еще… Я побежала в магазин искать синий диван. Или красный?.. Было уже поздно.

Я прихожу домой. Несмотря ни на что, я прихожу домой.
Я открываю дверь.
Мама стоит в ночной рубашке в мелкий цветочек, на груди оборка, прическа вбок. Это классика. Она говорит: «Я так плакала сегодня, думала, сойду с ума».
Иногда мама плачет. И у этого есть одна причина. Всегда одна и та же. Она плачет, потому что кот Митя пропал. Навсегда. Сценарий всегда один и тот же: мама вышла вынести мусор, потом «легла посмотреть сериал, потом поела, позвонила тетя Наташа, кстати, пришли счета за квартиру, надо оплатить, сегодня так холодно на улице было, я с тетей Галей разговаривала, она из Барнаула звонила, у них все хорошо, а потом вдруг думаю: «А где Митя?» Алеська, я его везде искала, везде! Ну, нет кота! Испугалась, что он выбежал из квартиры, когда мусор выносила, побежала его искать по всему подъезду, потом на улицу, кота нигде нет, даже около помойки покричала «Митя! Митя!», проискала дома все шкафы, под диваном, за кроватью, под креслом, за шторами, форточки были закрыты. НЕТ КОТА! Я испугалась страшно! НУ, НЕТ КОТА, ПОНИМАЕШЬ! Я как заплакала!»

Пока она это говорит, я снимаю через голову всю одежду, бросаю на пол и вваливаюсь в душ. Мама преследует меня везде и в этот момент я мечтаю, чтобы пропал вообще весь мир, когда она выносила мусор. Особенно режиссеры-подстановщики. Мама перекрикивает душ: «И ты знаешь, где он был? Алеська, никогда не догадаешься!» Я говорю: «Мама, закрой дверь, дует». Она говорит: «Ага! Я его еле-еле нашла!» И она встает в дверной проем, прижимая себя дверью. Так как моя мама шириной чуть меньше, чем дверной проем, дверь получается открытой и дует все равно.

Кот Митя находит самые неожиданные места, чтобы пропасть в однокомнатной квартире навсегда. Это ванная, под покрывалом, на подоконнике, на стуле, за чемоданом. Он даже может просто сидеть напротив телевизора. В конце рассказа, когда я уже вытираю голову, мама изображает кота Митю, когда она его нашла. Судя по ее виду, кот Митя всегда сидит, поставив меховые лапки вместе, голова набок и «уши вот так торчат». Когда я заворачиваюсь в полотенце, мама на мне показывает, как она его «вот так вот схватила и начала целовать». Мама целует меня и говорит: «Доченька, ну что ты молчишь? Совсем со мной не разговариваешь. Расскажи, как прошел твой день».

И я думаю: «НЕТ».

PS Тетя Наташа, лучшая мамина подруга, каждый день читает мой жж. А потом пересказывает ей, что я тут понаписала. Мама всегда говорит: "Опять ты меня выставила какой-то идиоткой!" В этот момент она стоит в ночной рубашке в мелкий цветочек, на груди оборка, прическа вбок. Это классика. Тетя Наташа, доброе утро!

Лео

Юзер adagamov.info написал сегодня про съемки проекта "Колотилов". Отличные фотографии, как всегда. Снимает кинокомпания "Базелевс", режиссер Лео Габриадзе.

Вот он:



Я помню, что когда пришла работать в "Базелевс", то узнала, что режиссер Лео Габриадзе - этот тот самый скрипач из "Киндзадза". Я его боялась, как огня. Просто до неправдоподобной жути. Хотя я вообще-то тогда всего боялась. Потому что только начинала, ничего не понимала и не могла отличить на площадке художника по гриму от штатива камеры. Но поскольку я тогда была очень смелая (назовем это так), то один раз загнала продюсера в массовку. Плохая история, не буду вспоминать.

Collapse )

(no subject)

После ночных смен почему-то опухаешь. Мы снимали почти без перерыва и только ночами. В восемь утра ложишься, в двенадцать дня уже звонит режиссер. Просыпалась такая, будто вчера пошла на вечеринку, поругалась там со своим бойфрендом, он меня бил, а потом я напилась из-за этого и рыдала до утра. Встаешь одутловатая, вся в отеках, как пасечник. И так выглядела вся наша группа. Как пасечники. Восемьдесят пасечников. Все опухшие, глаз нет. На смену едешь в метро в пять вечера и по некоторым признакам определяешь, что погоды стоят хорошие, все девушки в туфлях и легких пиджачках. А ты же на смену едешь, ночью холодно, поэтому одеваешься сразу тепло. И среди всех этих юбочек и заколок чувствуешь себя скатанным пыльным валенком.
Один раз идет смена. Одна из последних. Время четыре утра, сознания нет, водянка мозга. И вдруг я вижу. Я такого никогда не видела. Нельзя сказать, что я мало видела, но тут посмотрела и поняла, что такого не видела никогда. Когда такое видишь, то вдруг останавливаешься на секунду и понимаешь, что параллельные миры есть. Что жизнь - она не только такая, как у тебя, она еще и другая. То есть бывает так, как у тебя, а бывает иначе. И оно настолько иначе, что ты даже догадываться об этом раньше не могла. Нельзя бы было даже предположить. В моей программе, отвечающей за визуальное восприятие действительности, не заложен этот файл.
Все произошло так. Я бегу по площадке, ставим кадр, шум, суета, ночь, ног уже нет, с неба сыпется не дождь, а такая тяжелая влага, которую ты впитываешь, как валенок, и становишься в три раза тяжелее бежать. И вот я бегу и вдруг раз - и вижу. На меня это такое впечатление произвело, что до сих пор в глазах стоит. Вот сколько дней прошло, а я вижу.
Значит, я бегу. Ночь. Непонятно уже, какая по счету ночная смена. И вдруг раз - я вижу его. Он продюсер, как мне потом объяснили. Приехал на площадку посмотреть, как у нас дела. Я его увидела, остановилась и смотрю. Вот тупо смотрю, потому что я смотрю и не понимаю сначала, почему смотрю. Просто пялюсь. Смотрю, смотрю, не могу оторваться. Вот смотрю и понимаю, что такое я вижу первый раз в жизни. То есть продюсеров я видела много. И таких видела, и таких. Но тут я смотрю и понимаю, что в этом человеке есть вот такое, что раньше вообще не встречалось никогда. А что - не могу понять. Обошла его с другой стороны. И так посмотрела, и так. У него был синий-синий платок, который торчал из кармашка. И из-за этого синего-синего платка глаза превращались тоже в синие-синие. Потом у него были ботинки, по которым сразу видно, что ботинки. Еще у него что-то было, я не помню. Все это вообще не имело никакого значения. Даже не помню его лица. Потому что синие платки мне встречались много раз, ботинки тоже - это все не новость. И вдруг я понимаю.
Вдруг я понимаю, что у него. Смотрю и понимаю. Даже рот открыла.
Потому что я вижу, что у него глаженые джинсы.
Вот вы меня сейчас не понимаете.
Но понимаете, не просто глаженые джинсы, а вот выглаженные до гладкой глади. Обычная джинсовая ткань, но она так выглажена, будто не просто так поглажена, а отполирована. Накрахмалена до хруста и четких изломов на складках. И дело не в блеске, там блеска не было. Просто глаженные джинсы - это как взять и погладить все листья на дереве. Или как отполировать поверхность песка на пляже до идеально гладкой поверхности. Джинсы были такие, будто прошли пятнадцать степеней очистки, девять уровней глажки и определенную технологию сушки. Чтобы ткань лоснилась, не ломалась на складках, не заминалась. Идеальные джинсы. Где-то же в мире хранятся меры веса и длины, их эталоны. Идеальный килограмм, точный метр. Вот это был эталон джинсов. Мне почти 30 лет, высшее образование, я умею стрелять из автомата Калашникова, один раз несла за человеком его оторванную руку, могу построить массовку из двух тысяч человек без мегафона и собираю пальчиковые батарейки, потому что не могу выбросить то, что отдало ради меня свою пусть маленькую, но все таки жизнь. И вот я стою посреди съемочной площадки и вдруг первый раз в жизни вижу глаженные джинсы. Даже подошел постановщик и спросил: "Алеся, что случилось?" А вот как тут объяснишь? Я не знаю, как.

Как я могла такое пропустить в жизни? Думаю, наверное, пока я работала ночами, рядом с Москвой ебнули атомный реактор и теперь началось. А я про это не в курсе, так и сдохну валенком.

Один раз мы с подружкой пошли кушать. Мы кушали, а за соседним столом собирался кушать мужчина. Он собирался основательно и начал с того, что выбирал вино. Ему принесли сначала такое, а потом другое. Он держал бокал правильно за ножку, вращал вино по часовой стрелке внутри, отпивал по глотку, перекатывал на языке, поднимая глаза вверх. Одно вино пахло пробкой и ему принесли другое. Я сразу теряю волю, когда такое вижу. Мне нельзя показывать ни глаженые джинсы, ни выбор вина. Потому что я сразу и моментально начинаю верить, что в мире все именно так и устроено.

Один раз мы с другом Лешей были на выставке современных художников. И там выставлялись не картины, а инсталляции. Например, стоит бочка, а из нее торчит мешок, а в мешке капуста, а в каждый кочан вставлены кошачьи головы, а рядом на качелях качается кукла и звуковое сопровождение, которое записано на скотобойне. Называется "Привет, Павлик". А другая инсталляция такая: диван, на котором лежит футбольный мяч, а рядом шланг от душа. Называется "Наш первый поцелуй, когда был август месяц". А другая инсталляция такая: большая картонная коробка, а внутри висит обычная бытовая лампочка. Называлось, как сейчас помню, "Эбонитовый колотун". И вот когда я такое вижу, то очень боюсь. Я, конечно, когда вышла, то говорила о том, что дааа... современное искусство, все такое. А сама думаю, что поскорее бы домой, закрыться на два замка и забыть. Потому что мне начинает казаться, что это все - правда. И мир - он такой. Ты поняла, Алеся? И это очень страшно, очень. Глаженые джинсы, вино пахнет пробкой, футбольный мяч на диване - это ужас.

У меня всегда так: вот я бегу по солнечному летнему лугу, ласточки летают, ромашки качаются, василечки колосятся, коленками подпрыгиваю, юбка полощется по голым ногам, радостная радость и счастливое счастье вокруг, а потом резко хуяк!, упала и сломала руку в трех местах.

Так вот что касается мужчины, у которого вино пахло пробкой. Он долго выбирал вино. Официант стоял чуть согнувшись и учтиво смотрел, как клиент перекатывает на языке жидкость. Потом он согласно кивнул, официант облегченно выдохнул и принес специальные приборы для мяса. Мужчина заказал себе стейк редкой прожарки из редкого места на теле животного. Он сидел за столом и не складывал локти. И я видела это. И прямо чувствовала, как у меня подкатывает. Что сейчас опять мне покажут, как оно на самом деле все бывает в жизни, и я опять сломаю голову в трех местах. Мужчина расстелил салфетку на коленках, сел ровно. Думаю, ну все. Началось. Он уверенно взял в правильную руку нож для мяса, покрутил деревянную рукоятку, подумал и начал самым кончиком ножа вычищать грязь из-под ногтей. Happy end.

Паша

Паша директор съемочной группы. Мы с ним сейчас доснимаем проект. Поэтому Паша часто звонит мне, а я ему. Общаемся про декорации, количество смен, состав группы, деньги, актеров, павильоны и прочую организацию процесса. За один день мы совершаем по много звонков друг другу.
А я весь день работала дома, делала раскадровки. А потом решила лечь спать, потому что почти до утра сидела на монтаже и очень устала. И тут мне звонит режиссер монтажа. Я еще думаю: брать трубку или нет? Опять скажет, что они перемонтировали материал и мне надо снова переделывать все бумажки. Ну что он еще может сказать? Лучше не знать. Ну сколько можно?.. Но беру трубку, куда деваться. А режиссер монтажа говорит: "Алеся. Срочно позвони Паше и скажи, что мы нашли мяч и чтобы он шел обратно. А то у нас нет его телефона".
Паша сегодня поехал играть в футбол. Потому что он почти до утра считал смету и устал. Они играли, а мяч потерялся. Ну, пнули его куда-то. И Паша пошел искать мяч. А пока он шел, то мяч нашли, а Пашу потеряли. А номера Паши ни у кого нет. А мой есть. Паша идет где-то и ищет мяч. И тут я ему звоню. А он идет и думает: брать трубку или не брать? Опять эта Алеся скажет, что съемочный план поменялся и мне надо снова переделывать все бумажки. Ну что она еще может сказать? Лучше не знать. Ну сколько можно?.. Но берет трубку, куда деваться. А я ему говорю: "Паша. Мяч уже нашли. Иди обратно".

(no subject)

я была знакома с художником валерием викторовым.
а недавно познакомилась с художниковым валерием викторовичем.

это хармс!

(no subject)

Руковожу тут своим ремонтом. Строители достали так, что готова всех поубивать! Говорят мне: "Тут нужна разводка на шестнадцать, без нее не смонтируем". А я уже не спрашиваю что за разводка, для чего она, что это такое. Надо, значит, надо. А то они как начнут объяснять, не дай бох!!! Прошу их: "Купите сами!" А они ни в какую: "Мы не будем, это должен хозяин квартиры делать". А хозяин - это я.
Они на меня смотрят и понимают, что хозяин явно полная лошара в разводке на шестнадцать. Решают, видимо, как-то помочь девушке и советуют: "Если не будет на шестнадцать, то берите две на восемь". Я смотрю на них. Думаю, сейчас кинусь и выкушу кадык. Они этот взгляд истолковывают по-своему и советуют еще: "Если не будет две на восемь, то возьмите одну на восемь и плюс две на три". Я в уме складываю… 8+3+3… Думаю, совсем недавно же шестнадцать было! Спрашиваю у них: "А где еще две?" А они говорят: "Тогда берите латунную". У меня глаза кровью наливаются. А они дверь за собой закрывают и уже из-за порога добавляют: "Или на винтах".

Вот только что было.

PS в связи с ремонтом и моим забеганным состоянием на работе мне рассказали анекдот вчера, я так смеялась, потому что точно про меня, про мое нынешнее состояние.
в провинциальный город приехал цирк, по всем улицам афиши: СЕНСАЦИЯ!!! ГОВОРЯЩАЯ ЛОШАДЬ АНЖЕЛА!!! весь народ валит в цирк посмотреть на говорящую лошадь, аншлаг! началось представление, сначала фокусники, потом жонглеры, дрессировщики с тиграми, клоуны, все красиво и красочно, но все с нетерпением ждут говорящую лошадь Анжелу!!! и вот заключение программы, звучат фанфары, барабанная дробь, выходит красивый ведущий: ВНИМАНИЕ!!!! А сейчаааас на аренеее нашего цирка СЕНСАЦИЯЯЯЯ!!! ГОВОРЯЩАЯ ЛОШАДЬ АНЖЕЛЛЛЛААААА!!! Выходит человек в золотом костюме, золотых шароварах, в золотом колпаке, звучит барабанная дробь, он всем кланяется, к нему из-под купола спускается золотая лестница, он поднимается вверх, все прожектора направляются туда и вот все видят, что под самым куполом висит огромная лошадь, здоровенная кобыла, привязанная золотым бантом! человек достает золотые ножницы и перерезает бант! лошадь падает на арену, встает, отряхивается и говорит: блять, да когда же я сдохну?!?!?!?!?!?

Колоб

Меня спасает то, что я родилась в Барнауле, а живу в Москве.
Первое обстоятельство спасает от второго, я это давно заметила.

Когда в программе Новости по первой программе рассказывали погоду на завтра, то про Барнаул никогда не говорили. А я всегда ждала. Это бы было приятно и гордо. Наверное, в этот список включены только те города, где построен Макдоналдс, я не знаю.
Сколько бы я тут не жила, меня всегда все удивляет и регулярно случается какой-нибудь восторг. Самый последний восторг был под Новый год, когда предложили снимать новогодний праздник для одной передачи.

Это как знаете что… Ну это как вам рассказывали всю жизнь сказку про колобка, а потом вы попали в эту сказку и с удивлением обнаружили, что колобок вовсе не хлебный, а совсем даже поролоновый. Он уже старый, в пояснице радикулит и у него регулярно кружится голова. Он не румян, а бледен, все дело в гриме. И он не в муке, а в пудре. Чтобы колобок катался волшебным образом, постановщики трюков всегда прибегали к одной и той же хитрости: все съемочные площадки стоили под наклоном. Вот и вся магия, а так бы он не покатился ни за что. Если только толкнуть хорошенько в бок, но он никогда не любил этих фамильярностей, потому что народный артист, он, между прочим, в свое время ушел от деда и ему до сих пор Путин обязательно шлет телеграммы на юбилеи. Да и какой он вам колобок? Колоб. Не мальчик уже поди…

Collapse )

Как обидеть художника

На свете существует множество удивительных развлечений: кидание
камнями, сидение в шкафу, перепрыгивания через стул, внезапное показывание языка, щелбаны и раскачивания из стороны в сторону. Человек вообще на многое способен ради собственного удовольствия. Но я вам скажу, что нет занятия веселей и остроумней, чем обижать художников.

Эффект этого развлечения основан на том, что художники только со
стороны кажутся недоумками и черствыми бездуховными созданиями. На самом деле они - крайне нервные, злопамятные и лишенные чувства юмора существа. Достаточно, например, показать художнику кукиш, чтобы заставить его нервничать и мучительно думать, что бы это значило: не нарушена ли Конституция, не попран ли закон о рекламе, не намек ли это на перестановки в администрации президента, не заговор ли. В конце концов, художник обязательно запомнит этот жуткий случай и не упустит возможности намекнуть в следующей своей работе, что в Отечестве далеко не все еще в порядке.

Cамый элементарный способ обиды художника описан еще Даниилом
Хармсом в произведении о том, "Как внезапно высказанная мысль может убить неподготовленного собеседника". Согласно этому источнику, следует просто сказать художнику, что он не художник, а говно. Вы не представляете себе, какие чудесные перемены происходят с человеком, когда он слышит эти необидные, казалось бы, слова.