Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

(no subject)

Еще история. Звонит мне как-то один продюсер и зовет на проект. Такой приятный человек, ну такой приятный, видно, что болеет за свое кино, а мне так не хотелось, очень не хотелось, а он такой вежливый, такой хороший, что непонятно, как отказать даже. Такое бывает, что отказать трудно. И слов сразу не найти. И я говорю, что спасибо, но понимаете, нууу... эээ... Одна моя знакомая художница-постановщица, помню, говорила, что если не знаешь, как отказать, то ссылайся на семейные обстоятельства. И ничего не объясняй! Люди сами поймут, не дураки. И я отвечаю этому приятному человеку, что рада бы, спасибо, но не смогу, таковы мои семейные обстоятельства, ну никак. И он вдруг догадывается: "О! Я понял! Я все понял! Не будем произносить вслух, понимаю, все понимаю! И поздравляю вас, это такое событие в жизни женщины!"
И я так растерялась, что даже отрицать не стала. Мол, ну... да, да... Спасибо, так сказать, за поздравление.

Потом начала думать, что вдруг мы встретимся как-нибудь, а он спросит, мол, ну что, девочка или мальчик? А я что скажу? Как быть? Стыдоба! А вдруг он расскажет кому-нибудь? Круг революционеров узок, информация у нас поставлена хорошо... И что тогда?.. Ну почему я просто словами не могла сказать, что не хочу и все. Как теперь быть?

На следующий день я узнала, что беременна.

(no subject)

Помню, начались съемки второго "Дозора". Снимали сцену, когда мальчик Егор убегает в толпе. Тимур придумал на площадке, что герой должен кого-нибудь так толкнуть, чтобы сумки разлетелись в разные стороны. Кого толкнуть? Ну, женщину. Какую? Ну, какую-то просто женщину. Где ее взять?

Снимали зимой, поэтому вся группа была экипирована как обычно: яркие горнолыжные штаны и куртки. А я тогда только начинала, у меня не было такой красивой одежды. Я приехала из Барнаула. У меня была дубленка. Мама покупала на последние деньги. В Барнауле без дубленки никак. И вот я в дубленке, которая пахла овцой, если намокала, преданная до зубов процессу, готовая прыгнуть с моста вниз головой, если скажет Тимур, с огромными глазами и пылающим сердцем, чувствуя себя причастной к Великому Происходящему, так вот я стою и думаю, что же делать, где взять какую-то женщину, которую можно толкнуть так, чтоб кошелки в разные стороны. Тимур говорит: "Ну женщину какую-то! Обывательница. Простушка. Главное, чтоб ее жалко было". В массовке все капризные, да и лица не те, не нравится никто. Ну нет и все, не нравится. Короче, убогих не нашли. Я думаю: "Так! Срочно! Обывательницу! Время три часа ночи! Найти! И доставить сюда живой!" И тут Тимур и Андрей Джунковский (тогда еще второй режиссер) смотрят на меня и говорят: "Да вот хоть наша Алеська. Она в дубленке, самое то! Как раз! Алеська, иди за кошелками!"

В фильм даже вошел этот кадр. Я там есть, кошелки бросаю, взмахивая руками. Хоть это была ночная смена, утром заняла денег и побежала в спортивный магазин. И купила там самую разноцветную куртку. И горнолыжные штаны со светящимися вставками. И шапочку. И рыдала в примерочной жутко. Мне так хотелось стать, как все, как они! Не быть инородной, чуждой, а такой. Своей. Чтобы цеплять рацию на хлястик от куртки и шуршать лыжными штанами, когда идешь по площадке. Никто этого преображения из мокрой овцы в киногёрл не заметил, конечно. Сколько я с тех пор штанов и курток этих переносила, в монклерах по площадкам бегала. В шкаф заглянешь - так я просто фанат спорта, действующая олимпийская чемпионка по всем зимним видам. Но до сих пор висит эта дубленка. Дико крутая вещь. Ее не может даже моль дожрать. Ломает зубы так, что позвоночник разрывает в осколки. Московская моль не берет барнаульский мех. Потому что барнаульская овца очень крепкая, ребята.



Всем привет! Я вернулась.

(no subject)

Степан - фанат строительной техники. Как только слышит экскаватор, мы сразу бежим бегом смотреть. Если повезло и экскаватор накладывает землю в самосвал - это полный экстаз. Степан аплодирует от восторга, смеется, смотрит на меня, мол, чо стоишь, корова, давай, хлопай тоже. И я хлопаю, а что делать. Районные бригады нас уже знают. Мы как заядлые театралы на каждой премьере. Сейчас начало отопительного сезона, что-то где-то все время раскапывают, меняют и вот мы бегаем от ямы до ямы, хлопаем.

Рабочие - очень созерцательные люди. Один копает, пятеро смотрят. Не разговаривают, не курят, не ржут. Стоят в одежде из грубой ткани, заплатки сверху брезентовые. Штаны не гнутся, куртки колом торчат, на лопаты обопрутся и молчат. Экскаватор копает, а они смотрят, смотрят. Не веселые, не грустные, очень задумчивые. Будто понимают по-настоящему, как тщетно все, как бессмысленно, быстротечно, нелепо, тлен, нет ни начала, ни конца, из земли приходим, в землю уходим. А мы стоим со Степой, два дурака, хлопаем. Придем, бывает, одним похлопаем, потом бежим хлопать другим. Осень в этом году у меня очень трудная. Каждая новость - событие. Настолько огромное событие, что я записала себе на листочек все в столбик и стало понятно - не решить. Нет смысла бежать к кому-то, доставать денег, искать знакомства, выдерживать разговоры, в конце которых надо подложить свою просьбу. Не напечатали еще таких денег, не изобрели еще этот блат. Тут выход один - смотреть и ничего не делать. Как в яму, которую копает экскаватор.

Вчера рабочие обедали. Один копал, четверо смотрели - отработанная схема. Кто-то принес из местного ларька салаты в пластиковых плоских коробках и сендвичи в целлофане. Есть такое не только страшно, но и опасно. Мне все время кажется, что оно сделано руками, которые не мыли после туалета. Рабочий принес сендвичи, потом кофе в пластиковых стаканчиках. Нес впереди себя, очень осторожно, наступал плавно, плыл, как ведущий солист ансамбля "Березка", держал дымящиеся стаканчики за расплавленные ободки.

Салаты ели вместе с сендвичами. Как основное блюдо едят с хлебом. Целлофан с сендвича снимали не весь, а постепенно убирали только там, где откусывали. Вчера на обед в Ховринском районе города Москвы по улице Флотская около дома 25 давали селедку под шубой и оливье. Очень аккуратно ели, не торопились, но клали в рот для вкуса много, подхватывали на вилку сразу по два-три кусочка селедки. Когда несли вилку ко рту, то голову вытягивали на шее, чтобы не капнуть свеклой на одежду. Кофе некоторые пили, оттопырив палец. Кофе - полный суррогат, коричневый напиток с запахом, но кто-то принципиально пил без сахара, кто-то сыпал сухие сливки. Оттягивал из стаканчика по глоточку вытянутыми губами, чмокал, будто сорт редкий, сварен на раскаленном песке в медной старой джезве. И мясо для сендвичей жарили на хороших углях. Они еще переливаются красным и оранжевым, пылают плотным сухим жаром. Смотрели, наверное, чтобы было с кровью и клали куски между чиабаттой.

Они так вкусно ели, я просто сходила с ума. Каждый кусок еды брали аккуратно, острожно, не жрали, а именно ели, чувствовали вкусы, подбирали крупные крошки с губ, подлизывали соус с хлеба. Кофе пили не сразу, оставляли на потом. После обеда стояли молча, с сигаретой допивали остаток. Яма становилась все глубже, экскаватор копал, Степа хлопал. Я так захотела обратно стать вторым режиссером! Чтобы снова съемки, смена с утра, вот когда еще очень свежо и самое начало, генератор пахнет соляркой, буфет разложили, я пью вареный сладкий кофе с молоком и соленым сыром. Актеры на гриме, дольщики тележку катят, светики ходят. Ммммм... Прямо сердце защемило. Пока стояла, вспоминала свое, пришел старший рабочий. Говорит, что не тут копать надо, а вот тут, мать вашу. И не в ту сторону, а в другую, охуевшие вы бляди. Стоят, блять, беляши свои на хуй разинули, хули делаете вообще?! Прямо как у нас на работе.

Степан хлопал. Ладно, думаю. Не буду пока вторым режиссером. Потом.

Два дня уже ем дома сендвичи. Селедку под шубой сегодня сделаю. Кофе тоже пью. Это очень трудная осень. В жизни происходит полная замена коммуникаций. Будто разорвало все трубы, хлещет где-то внутри. Копать пробовала, но все время рою не там. Я пишу серию для хорошего сериала, гуляю со Степаном. В этом году в городских парках потрясающий урожай каштанов и желудей. Желуди деревянные, твердые, как орехи. Каштаны лоснятся, обтянуты толстой дорогой кожей хорошей выделки. Лаковые. На них разводы, как на полированной блестящей мебели. В советском союзе были серванты такие, какие в этом году в Москве каштаны. Я собираю их, собираю, жадно, как грибы и орехи, сгребаю, как последние сладкие яблоки, забиваю багажник детского велосипеда и весь Степин рюкзак. Желуди выбираю только такие, чтобы как большие мужские пальцы. Каштаны беру, которые как гигантские фундуки. И везу это все домой. Вот, чем я занимаюсь. Вот, что меня радует. Собираю урожаи в городских парках. Хлопаю экскаваторам. И больше - всё.

(no subject)

Мы тут были у Большого Будды. На Пхукете стоит такая огромная статуя на горе. Он очень красивый, белый. Вокруг него на деревьях люди вешают колокольчики с самыми заветными желаниями. Я читала, там разное. От "Пусть мой брат женится и свалит из квартиры" до "Всем добра и мира!" Видела даже колокольчик "Россия без Путина!", хотела сфотографировать, но не стала, потому что вообще не люблю эту тему.

Люди там загадывают и заветное, и шуточное. Еще около Будды ведется сбор пожертвований на дальнейшее строительство храмового комплекса. Лежит пластами белый мрамор, расчерчен на кусочки. Даешь 500 рублей - и тогда можно маркером на маленьком кусочке написать то, что хочешь. Хоть желание, хоть привет передать. За 1000 рублей то же самое можно сделать на большом куске. Некоторые выкупают несколько больших квадратов и перечисляют свои имена, поздравляют с днем рождения, рисуют солнышко или рожицы. На одном маленьком кусочке было написано: "Хочу, чтобы мой сын Алексей навсегда излечился от лейкоза". Из этих кусочков будут возводить белый лотос, на котором сидит Будда.

Колокольчики со временем монахи снимают, продают их еще раз, люди снова пишут на них свои желания. Я видела молодую пару, которая сначала оттирала чьи-то старые желания, потом вешала колокольчик высоко-высоко, чтобы никто не снял.

И я вот думала. Какая-то женщина (или мужчина) написала про лейкоз сына на самом скромном кусочке мрамора. А кто-то хочет "найти хорошую работу за реальные бабки" и готов лезть высоко на дерево. Наверное, этот мрамор перед использование шлифуют, стирают желания. Или ломают. Или вообще он не пригодится. Разобьют случайно строители и все. Но это не имеет значения. Потому что "а вдруг..."

Один раз в церкви я поставила свечки. Как мне объяснили, пока горит свеча, Бог думает о том человеке, ради которого ты пришла. Подошла бабушка (смотрящая за порядком) и начала убирать сгоревшие свечи. Мои тоже выдернула, хотя они были длинными и Богу еще можно было подумать о тех, о ком я просила, и вообще о своем поведении в целом. У нас с бабушкой возникли нервные переговоры с перетягиванием свечей со стороны зла на сторону добра (шепотом, мы же в церкви), затем была мелкая потасовка и установка свечей на место. Я принципиально встала и смотрела теперь не на маленькие пламя, не думала больше о людях, ради которых тут, а следила за коварной бабкой, которая крутилась вокруг. То есть я лезла повыше на дерево, чтобы сказаное сбылось, задуманное осуществилось и если Богу плохо слышно, то я зайду с другой стороны. Если кому-то не доходит в голову, то мы постучим в печень.

Тут, конечно, стоит написать, что с тех пор прошло много времени и хахаха, я уже не такая. Но я - такая.

Как-то раз в парке видела, как две женщины поругались около куста сирени. Они спорили, кто съест цветок с нечетным количеством лепестков. Как-то давно мужчина в автобусе выпросил у меня билетик и тут же съел его.

Однажды я брала интервью у Бахыта Килибаева. Он создал рекламу МММ. Рассказывал про Леню Голубкова. Что он по типажу похож на Микки Мауса. Даже ушки оттопырены. Такой наивный мышонок. Бахыт рассказывал так:
"Для меня персонажи роликов МММ были предметом внимания, я не относился к ним с презрением, не считал их идиотами. Я просто пытался понимать их проблемы. Пусть они наивны, но кто из нас не наивен? Пусть они ошибаются, но кто из нас не ошибается? Строят нереальные планы, но кто их не строит? Пусть они живут надеждой, но как жить без надежды? Поэтому я их любил".

Нас всех кто-то очень любит. Иначе терпения никакого не хватит. Я очень гордилась этим интервью. И больше всего запомнила именно вот это почему-то "как жить без надежды". Никогда не осуждаю и не обсуждаю очереди к дарам волхвов. И с понимаем отношусь к людям, которые переходят зебру, наступая только на белые полосы. Я за то, чтобы люди верили хоть в пень, хоть в ножку стула. Кто-то говорит, например, дары волхвов - обман, а я вижу здесь надежду. Хотя сама не стою в таких очередях. Потому что у меня свои приемчики. Как и у всех. У вас.

Ландан - ис зэ кэпитал оф Грэйт Британ

До сих пор не могу поверить, что я сегодня проснулась. Что это был всего лишь сон. Говорят, после страшного сна нужно потереть руками лицо и перевернуться на другой бок - страх сразу и пройдет. А тут я просто начала бить себя по голове и убежала с кровати.

Во сне сдавала экзамены в школе, какая-то выпускная контрольная. Это был такой кошмар и ужас, что даже во сне не могла сообразить, мол, да ладно, это всего лишь сон, такого не бывает. Самый мой большой страх - экзамены. Любые. Я так рада, что сегодня проснулась. Что мне не 17 лет. Что не заканчиваю школу. Что не надо никуда поступать. Что не надо ничего заканчивать. Иногда легче было унизиться, убить, задушить, чем сдать некоторые экзамены. Директор школы, которая умерла много лет назад, сидела как живая в своем кабинете. И все-все-все ее повадки видела опять, манеру двигаться. Как она идет, а у нее платье на крупных ягодицах лежит. Вас же уже нет, Тамара Федоровна! И не будет больше никогда. Господи, как же хорошо, что я проснулась!!! Да я больше вообще никогда не лягу спать.

Мне казалось в детстве, что кошмар, который называется жизнь, никогда не закончится. А сейчас я живу и понимаю, что живу! Как же хорошо жить и сколько всего лучшего впереди. Взрослый - это намного лучше, чем ребенок. У ребенка столько ужасного в жизни! И экзамены, и первая двойка - когда тебя первый раз в жизни оценили как самого худшего, и девочки в классе красивее, чем ты, и мальчики на танец не зовут, и первая любовь, и родители в комнате тихо ругаются так, что тебе все слышно. От тебя ничего не зависит. Кто-то всегда лучше тебя знает, что надо делать. Ощущение от каждого маленького события или нового плохого человека в жизни такое, что это навсегда. Нет еще понимания, которое приходит со временем: да пошло оно все на!.. Да пошли вы все в ж!.. Нет опыта понять, что все проходит, просто все. Непоправимой может быть только смерть. Все остальное – к лучшему. Даже смерть. Просто мало времени прожито, мало пока событий произошло, не с чем сравнить.

А раньше как. Сдашь английский - и вот тебе свобода со счастьем! Кажется, сдашь какую-нибудь теорию - и будет все в жизни иначе. Такие маленькие короткие цели, которые на самом деле ничего не решали и ничего не давали. Только облегчение, как после болезненного поноса. Ландан - ис зэ кэпитал оф Грэйт Британ... Гори в аду, долбаный Ландан!!!

Ловля метеоритов

Что надоело больше всего, так это ловля метеоритов. Каждый проект, каждая задача, каждое слово заказчика – это метеорит, который летит на землю и сейчас он уничтожит весь мир. По крайней мере, все вокруг ходят с такими лицами и поглядывают на небо.

Collapse )

Аделаида

У нас тут проект. Многомиллионный бюджет. Рекламный ролик для всех стран мира. В главной роли – маленькая девочка. Искали ее месяц. И так искали, и сяк искали. Чтобы когда она появилась на экране, то всем странам мира срочно захотелось купить этот продукт. Нашли! Такая прекрасная, что не оторвать глаз. Просто Девочка с большой буквы. Выбирали из сотен претенденток. Именно так люди представляют себе ангелов. Сделали с ней актерские пробы. Все прекрасно! Девочка играет отлично, как взрослая. Заказчик умиляется, глядя на нее, до слез и готов выкупить весь свой продукт самостоятельно. Привели девочку на съемку. Она встала в кадр – и все. Режиссер с ней и так, и сяк – не работает девочка. Стоит, как бетонная стена. Ростом один метр три сантиметра. Стоит этот метр, вокруг 80 человек с высшим образованием, а метр даже не улыбается. Ни в какую. И слова не вытянуть. Ей говорят: «Аделаида». Метр зовут именно так: Аделаида, я не вру. Ей говорят: «Аделаида, в чем дело?» И тут она рассказывает страшную историю. Оказывается, накануне ночью ей приснился сон. И в этом сне она была феей. А когда она проснулась, то оказалось, что она не фея. И у нее нет ни короны, ни волшебной палочки. «И что?» - спрашивают ее 80 человек с высшим образованием, которые в этот момент уже стоят на коленях и готовы отдать девочке весь свой многомиллионный бюджет, лишь бы она улыбнулась. «И НИЧЕГО! ТЕПЕРЬ – ВСЕ!» - говорит метр, сворачивает натуральную фигу из пухлой детской ручки и уходит со съемочной площадки.

Я просто каталась по павильону. Девочку вернули, мама ей пообещала всех Барби мира и картошку фри в неограниченном количестве целый год, начиная с сегодняшнего числа. Я считаю, что так себя может вести только Настоящая Женщина. Потому что женщина должна быть счастлива. И больше она никому ничего не должна.

(no subject)

Я вчера прихожу домой, а мама меня встречает с котом Митей, который украшен бантом, и у него перекошена от ужаса морда.

До этого события развивались так. Мама решила поздравить меня с днем рождения предварительно, 2 февраля, потому что сегодня, 3 февраля, я с утра на работе, а потом ухожу на ночную смену, а после ночной смены сразу бегу на важную встречу, затем на примерку актеров и приду домой только 4-го вечером. Зная это, мама подумала, что в день рождения меня все равно не увидит, поэтому надо заранее. Она решила подготовить сюрприз. Купила яств, цветы, вина, накрыла стол. И представила, что я захожу, а она стоит вместе с котом и поет песню. И чтобы кот был украшен бантом.

Я тоже люблю делать сюрпризы. У моей мамы день рождения 29 января. Вечером 28 января я побежала за цветами, купила ее любимые суши и стала ждать на лестничной площадке. План был такой: ровно в 00:00, когда наступит 29 января, позвоню в дверь, мама откроет и я брошусь на нее с подарками и поздравлениями! Я стояла около квартиры и думала, что умру, потому что безвыходно хотела в туалет. И я мечтала быстро, ОЧЕНЬ быстро поздравить ее. Когда время Ч настало, то кинулась в квартиру, пробегая мимо мамы с поздравлениями, и вручая ей по дороге в туалет цветы.

Так вот.

Пока я весь день была на работе, мама провела тщательную репетицию сюрприза. Положила в определенное место зажигалку, чтобы успеть зажечь свечи, расставила бокалы, прошла несколько раз путь от двери до стола, примерила на кота бант. Это оказалось самой сложной частью подготовки праздничного мероприятия. Потому что кот Митя не хотел быть сюрпризом вообще, он срывал бант, катался по полу и пытался убить себя об стену. Мама прикинула время, за которое я поднимаюсь на лифте до квартиры. Мне обычно лень искать ключи в сумке, поэтому звоню в домофон. Но не в этот раз. В этот раз я подумала, что не надо быть такой свиньей и гонять маму, чтобы она нажимала на домофон. Я стою около дверей квартиры и начинаю открывать. У нас очень тугой верхний замок. Мама в это время в квартире понимает, что сюрприз на грани срыва. Она резко подскакивает и бежит зажигать свечку. Потом молнией бросается к шкафу, на котором спит кот Митя. Кот Митя, переживший стресс днем, лежал, свесив толстые задние лапы. Он попил воды, расслабился и находился в вечерней неге и дреме. Мама невысокая, а шкаф наоборот. Времени думать нет, потому что еще один тугой оборот - и я открою дверь. Мама хватает кота Митю за задние лапы и начинает резко тащить. Кот Митя успевает издать резкий звук и понимает, что ему, наверное, конец. Пользуясь последними секундами, он вонзается когтями в верхнюю кромку шкафа и крепко держится за жизнь, пока его тянут снизу по диагонали. Как потом скажет мама: «Никогда не думала, что у нас такой длинный кот!» Я захожу домой, а мама меня встречает с котом Митей, который украшен бантом, и у него перекошена от ужаса морда.

Но круче всех выступил Дима. Он - забыл!

Collapse )

PS Всем СПАСИБО-СПАСИБО-СПАСИБО! Я пошла на ночную смену.

Киты тонут

Мне один раз рассказали, что киты тонут. Они тонут, потому что постепенно обрастают всякими ракушками и прочими наростами. Они обрастают, обрастают, а потом становятся такими тяжелыми, что уже нет сил подняться на поверхность и глотнуть воздуха. Поэтому киты тонут.

Раньше, лет несколько назад, я очень хотела быть несчастной. Конечно, в этом себе никогда не сознаешься по-честному, но желание мое было очень глубоким и тайным.

Я даже делала так. Залезала в интернет и вбивала в поисковую строку, например, такие слова «Он меня бросил», хотя меня даже никто и не бросал, но нужен был повод. И в эту же секунду на экране появлялись тысячи историй о том, кто кого бросил, кому как плохо, кто какую испытывает боль и вообще мечтает удавиться. Внутренне я просто ликовала. Ну, вот же! Вот! Я же говорила! Видите! Все плохо! Все будет плохо!

Трудно вообразить себе, насколько это удобно быть несчастной. Для этого ничего не надо делать. Просто так ложишься вдоль кровати и думаешь: «Ну вот». Можно вспомнить про маленькую зарплату. Или про личную жизнь. Или про неприятности на работе. Можно вспомнить про обиду в детском саду (мальчик по фамилии Мухортов из старшей группы отобрал у меня как-то раз веер, гори в аду, сука). И вот так лежишь, вспоминаешь. Начинает работать внутренний вертолет, который разгоняет несчастье вокруг с огромной скоростью. Все плохо! Все ПЛОХО! ВСЕ ПЛОХО!

Я даже не помню, когда перехотела так делать. Но я точно это когда-то перехотела.

Вот моя мама, например. Я очень люблю свою маму. Но вот за что я ее не люблю, так это за то, что она делает так.

Когда покупаю ей футболку или джинсы, то она говорит: «Ооо, мне теперь до конца жизни хватит!»
И это одновременно злит и очень расстраивает. Потому что одежду носят пару-тройку лет.

Когда умоляю ее поехать отдохнуть, то она соглашается со словами: «С другой стороны, ладно, поеду. Может, в последний раз, когда еще выберусь».

Сейчас мы затеяли ремонт в ее квартире. Она говорит: «Надо думать о будущем и ставить сразу душевую кабину! Потому что через пять лет я уже не смогу залезть в ванну». А маме всего 55 лет.

То есть она уже все решила. Эта футболка – последняя в ее жизни. Эта поездка – больше такой не будет. И через пять лет она уже не сможет ходить. Все, Алеся, пока!

Как-то раз умер мой друг. Это случилось совершенно внезапно, вдруг. За пять минут. Только что сидел – и раз, его нет. Утром встал, надел штаны, свитер, побрился, встрял в пробки, приехал на встречу, ответил на пару десятков звонков, поел что-то в обед, куда-то не успел, заехал в кафе поужинать, заказал салат «Цезарь», а потом раз – откинулся на спинку стула и умер. У него было больное сердце с детства. Его мама потом спрашивала: «А Игорь приехал? Или он еще стоит в пробке?» - это когда везли гроб из морга. Я переспрашивала: «Какой Игорь?» Не могла понять, что она называла гроб именем сына. У меня это не соединялось. Потом она говорила: «Игорек, осторожно!» - это когда несли гроб.
И вот он так умер, а я потом думаю: «Интересно, он понял, что вообще жил? Ощутил это? Это же был его последний день».

Конечно, задумываешься о всяких таких вещах только тогда, когда что-то такое случается. Все уверения в том, что надо ценить каждый день, проживать его как последний, жизнь прекрасна и бла-бла-бла – это не работает. Ни черта не ценишь, конечно. Ну чему тут радоваться, чему? Вон забот полон рот. Я иногда думаю, что каждое утро надо начинать со слова «УРА!» Ура, я живой! Просыпаешься, глаза открываешь, понимаешь, что ты – есть. Ну вот просто ЕСТЬ. Тут есть. УРА!

Один раз мне рассказали про медузу. Есть такой сорт медуз, которые могут питаться плохим. Чем-то очень плохим и они от этого не умирают. Потому что медуза не воспринимает это как плохое. Она плавает в океане и думает, что плохое – это просто его часть. Когда случается плохое, я думаю, конечно, что пропади оно все пропадом. А потом понимаю, что это плохое – оно часть. Часть жизни, а не повод помереть.

Люди очень часто не понимают своего счастья. Вот бывают такие ситуации, например. Встречаются девочка и мальчик. И девочка – очень хорошая, а мальчик – мудак. Или наоборот, пусть девочка будет мудак. Не важно. Кто-то из них недостойный человек. И вот они встречаются, живут потом вместе, а затем расстаются. Хорошая девочка плачет горючими слезами про этого мудака. Ей страшно и невыносимо без него жить. Хотя по логике вещей вместо этого девочка должна скакать по зеленой лужайке и кричать: «Спасибо тебе, Божечка!», подбрасывать в воздух цветы, осыпая ими себя, прекрасную. Но она плачет. И это такая ситуация, которую можно сравнить с тем, что лошадь посрала. Казалось бы, ей должно стать легче, она избавилась от говна. Но нет. Все выглядит наоборот. Все выглядит так, будто говно бросило лошадь.

Один раз мне было страшно плохо. Потому что я влюбилась за 5 секунд в одного мальчика. Я влюбилась, потому что он на меня так странно смотрел, так смотрел. Понимаете, ну так! Иногда же достаточно одного взгляда. И я знала, что у этого пылкого чувства нет будущего. Там была такая ситуация, что будущего нет. И я так страдала. Страдала страшно. Ужасно. До температуры 38 и 5. И даже уехала из города. Просто один мимолетный взгляд – и вся жизнь вдребезги. Тонула, как кит. И думала, что это навсегда. А потом мы с ним еще раз увиделись случайно. И оказалось, что он на всех так странно смотрит. Потому что у него – косоглазие.

Так вот.

Что я хочу сказать.

Я считаю, что надо вести себя так, как мой кот Митя. Иногда сижу на кухне, работаю. И что-то не получается, не сходится, не срастается, брови сразу прибегают к переносице посмотреть, что тут происходит вообще. И я сижу, всех ненавижу, прямо не могу. Сижу, как черная туча. А потом смотрю, что кот Митя лежит рядом. Он лежит на спине, разложив белоснежное полное тело по креслу. Он лежит как-то даже медленно. Рассматривает свой пышный меховой живот, разглядывает лапы, растопыривает мохнатые пальцы с коготками. Очень внимательно на себя смотрит, очень. И по нему в этот момент прямо видно, что он уже не знает, в какое место еще раз себя поцеловать.

(no subject)

Дорогая девушка из самолета Петербург-Москва!
И вас тоже! :)

Я просто растерялась совершенно.